На главную Консультация Подать иск Подать жалобу Выезд юриста Форум
Регистрация ООО Регистрация ЗАО Регистрация АО Регистрация ИП Иностранное ЮЛ
Работа юристам О компании Контакты Карта сайта
ОБЩЕРОССИЙСКИЙ  ЦЕНТР  ПРАВОВОЙ  ПОДДЕРЖКИ



Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
Общероссийский центр правовой поддерки
Россия / Москва
Российская Федерация и международный суд ООН.
Россия, как Великая держава, постоянный член Совета Безопасности ООН, проводит активный внешнеполитический курс по  обеспечению целей ООН: 1) поддержание международного мира и  безопасности; 2) развитие дружественных отношений между нациями; 3) осуществление международного сотрудничества в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии; 4) подтверждение статуса ООН как центра по согласованию общих намерений государств - членов ООН.  В развитие заявленной в лице Президента Российской Федерации В.В. Путина (Декларация тысячелетия 2000 г, Декларация  Саммита 2005 г.) приверженности России верховенству права Россия направляет свои усилия на обеспечение добросовестного соблюдения государствами - членами ООН международных обязательств независимо от источника их возникновения. Позитив правоприменительной практики Российского государства, как он проявляет себя внутри страны и вовне, позволяет констатировать значимость вклада Российского государство в дело обеспечения международной законности и правопорядка.  Российская Федерация как правовое, демократическое, социальное государство проводит весь комплекс надлежащих мероприятий по поддержанию режима верховенства (господства) права  как внутри страны, так и во вне.

Господство право как способ упорядоченного взаимодействия  субъектов в рамках определенной правовой системы не есть некая  абстрактная теоретическая конструкция. Это - действительно  востребованный наукой и практикой современной юриспруденции  механизм включения субъектов правоотношений в цивилизованный процесс поступательного движения сообщества (будь-то государственного или международного) во времени и пространстве.  Господство право в аспекте правления права содействует упорядочению поведения субъектов в конкретном социуме. Если это государство, то речь идет об упорядочении в рамках вертикально существующей системы права как права иерархического с жесткой  вертикалью власти. А если это международное сообщество, то мы  имеем дело с процессом упорядочения уже в рамках действующего по горизонтали правом координации. Иначе называемым международным.  Право через механизм господства права осуществляет на  должном уровне свою основную функцию по обеспечению юридической безопасности субъектов правоотношений. В рамкам  внутригосударственной системы права - это совокупность прав и  свобод граждан, а в межгосударственной системе права речь идет  о совокупности суверенных прав и законных интересов отдельных  участников этой системы: государств. Конкретно, юридическая  безопасность субъектов правоотношений проявляет себя в процессе упорядоченного на основе господства права (правления права)  взаимодействия по линии пользования субъективными правами.  Процесс пользования субъективными правами в режиме господства права строго упорядочен. Субъект права может пользоваться  своими субъективными правами только в той мере, в какой он не  нарушает обязательство по ненанесению ущерба признанным субъективным правам другого субъекта правоотношений. Граница, которая отделяет сферу пользования субъективными правами  одного субъекта от обязательства по ненанесению ущерба субъективным правам другого субъекта правоотношений и образует собой границу разграничению между субъективными правами двух  взаимодействующих субъектов правоотношений в режиме господства права (правления права).

Что же происходит, если один субъект правоотношений использует свои субъективные права таким образом, что он не соблюдает обязательство по не нанесению ущерба субъективным  правом другого субъекта правоотношений, т.е. переходит границу,  которая отделяет субъективные права одного субъекта от субъективных прав другого субъекта правоотношений. В этом случае  наука и практика современной юриспруденции (решения Постоянной палаты международного правосудия от 25 мая 1926 г. по  делу о германских интересах в Польской Верхней Силезии и от 7  июня 1932 г. по делу о свободных зонах в Верхней Савойе и земли  Гекс, а также решение Международного суда от 18 декабря 1951 г.  по англо-норвежскому делу о рыболовстве) констатирует факт  злоупотребления правом. Разумеется, это абсолютно не допустимо с точки зрения права и в режиме господства права тем более. В  таком случае субъект, чьи субъективные права нарушены в результате недобросовестного поведения другого субъекта, обращается в судебный орган и суд как орган правосудия после констатации злоупотребления правом устанавливает требование положить  конец недобросовестному поведению и снова войти в русло юридически обязательных стандартов должного поведения. Суд в этой  конструкции, принимая решение по факту недобросовестного поведения, вылившегося в нарушении субъективных прав другого  субъекта права, не только выносит постановление, но и через него  обеспечивает право. Тем самым суд в общей теоретической конструкции господства права не только принимает решение, но и обеспечивает право. Функция суда здесь, как мы видим, двояка и в этом плане вряд ли научно обоснованным представляются попытки отдельных ученых свести роль суда только к принятию решений (И. Дженнингс, Р.А. Косгроув) или только к обеспечению  права (А.В. Дайси).

Такова логика права и любые взаимозаключающие позиции здесь не уместны.  Суд в рамках его двуединой роли (по вынесению решения и  обеспечению права) является тем органом, куда субъекты права  призваны обращаться при любых обстоятельствах возникновения  спора с другим субъектом права по поводу его поведения. И это  предписание в рамках господства права носит характер долженствования, поскольку любой спор, возникший в связи с нарушением  субъективных прав, должен быть снят с повестки дня взаимоотношений субъектов и отношения между ними должны перейти в  русло поведения, обозначаемого критериями права и добросовестности.  Сам же суд (во исполнение правила запрета NON - LIQUET),  не будучи вправе отказаться вынести решение за отсутствием или  неясностью подлежащей применению нормы права, имеет значение органа правосудия по поддержанию общего духа господства  права.  Господство право (Rule of Law) с учетом объективных качеств  целостной по форме и законченной по содержанию концепции  науки юриспруденции стало основой государственного конституционного строительства стран мира.  Российская Федерация как правовое государство воплотила в  своем основном законе все постулаты концепции господства права. Тем самым Rule of Law показало себя действенным фактором  жизнедеятельного функционирования страны.  Принцип юридического равенства всех граждан перед законом, как первый элемент господства права, в развернутом плане  зафиксирован в ст. 19 Конституции. В постановочном плане устанавливается следующее: 1) «все равны перед законом и судом;  2) государство гарантирует равенство прав и свобод человека и  гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка,  происхождения, имущественного или должностного положения,  места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничений прав граждан по  признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности; 3) мужчина, женщина имеют равные  права и свободы и равные возможности для их реализации». Как  мы видим, принцип юридического равенства всех граждан показан  предельно четко и всесторонним образом. А это обстоятельство  выгодно отличает Конституцию РФ от Конституций других государств.  Второй элемент господства права - принцип недопустимости  произвола со стороны государства - нашел свое действенное закрепление в ст. 52. А именно: «Право потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняется законом. Государство  обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию  причиненного вреда».   Новацией конституционного подтверждения принципа недопустимости произвола со стороны государства является то обстоятельство, что Конституция России в реальном режиме господства  права не просто декларирует в заявительном порядке недопустимость произвола со стороны государства, но и обеспечивает через  суд применение санкций, как за конкретное преступление, так и за  злоупотребление правом. Показательны в этом плане постановления ст. 53 Конституции, согласно которым предусматривается  право каждого гражданина РФ на возмещение государством вреда,  причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Российское  государство, создавая равноправные условия для всех его граждан  по доступу в суд, тем самым обеспечивает компенсацию за ущерб,  который явился следствием неправомерных действий или бездействий со стороны властных структур.

По модели А.В. Дайси,  именно суд, как нам известно, является тем органом, который не   просто принимает решение, но и делает право реальным феноменом социального уклада общества.  Судебная защита прав человека как третий элемент господства  права возведена в Конституции Российской Федерации в ранг упорядоченного на основе права института. Институализация пошла  как по линии целостности предмета регулирования, (речь идет обо  всей второй главе Конституции «Права человека», ст. 17-64), так и  в направлении законченности средств защиты (имеется в виду  возможность обращения и во внутригосударственные, и в международные судебные учреждения). Здесь в полной мере проявила  себя новаторская роль Конституции РФ. Нигде в мире нет писаной  конституционной нормы, которая бы в реальном режиме господства права делала допустимым осуществление заявительных действий на международном уровне в обеспечение прав и свобод человека.

Перевод доктринальных постулатов концепции господства  права - юридическое равенство всех граждан перед законом; недопустимость произвола со стороны государства; судебное обеспечение прав человека - в плоскость практических постановлений Конституции Российской Федерации позволяет обозначить  место страны в современном миропорядке. Будучи постоянным  членом Совета Безопасности ООН, Российское государство признано согласно Уставу Организации Объединенных Наций (ст. 23)  Великой державой. Выступая на мировой арене с позиции соблюдения верховенства права, Россия через Конституцию в полной  мере обеспечила претворение жизнь основополагающих элементов  господства права в своем государственном строе и через него в  системе устройства институтов государственного управления.  Практическая направленность концепции господства права и  ее реализация в конституционной практике государств мира ставят  в постановочном плане задачу определения содержания господства права как материального и процессуального института.  Как материальное правило должного поведения, господство  права предписывает необходимость признания человеческой личности со всем общепризнанным набором прав и свобод высшей  ценностью. Государство в такой ситуации рассматривает обеспечение прав и свобод человека в порядке своего международноправового обязательства. Российская Федерация как конкретный  пример государства с установленной формой правления в режиме  господства права записала в ст. 2 Конституции следующее положение: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и  гражданина - обязанность государства».   Как мы видим, конкретно, четко и однозначно Конституция  РФ фиксирует в своем тексте оба названных нами элемента материального содержания господства права. Первое. Признание человеческой личности высшей ценностью. И второе. Обозначение  обязательства со стороны государства обеспечивать защиту прав и  свобод личности. И такова, в принципе, призвана быть любая схема конституционного обустройства господства права.   

Заявление о материальном содержании господства права дополняется мерами процедурного порядка по обеспечению декларированных в конституции прав и свобод человека. И здесь суд  (внутригосударственный или международный) как орган правосудия является тем органом, который создает надлежащие юридические гарантии для реального и эффективного пользования записанными в конституции правами и свободами. Так в рамках общей  конструкции  заявительно-материального  и  обеспечительнопроцедурного порядка и осуществляет свое регулятивное воздействие Rule of Law.   В рамках миропорядка на основе господства права все международные споры подлежат урегулированию через Международный  суд. В свою очередь Международный суд как главный судебный орган призван (с учетом принципа запрета NON-LIQUET) вынести подлежащие обязательному исполнению решение. И до последнего времени Международный суд исправно осуществлял свои функции,  применяя право, уточнял его значение, констатировал его эволюцию  и создавал новую норму права там, где существуют «пробелы».  При этом общепризнанным фактом является следующее обстоятельство. Международное право как законченная по форме и  целостная по содержанию система права не имеет пробелов. И суд  согласно правилу запрета NON-LIQUET не может отказаться вынести решение за отсутствием или неясностью подлежащей применению нормы права.   По констатации на сегодняшний день эффективность международных судебных институтов такова. Постоянная палата третейского суда за столетний период своего существования (Постоянная  палата третейского суда создана во исполнение Гаагской конвенции 1899 г. о мирном решении международных столкновений и  начала работу в 1902 г.) рассмотрела около 30 дел и по-прежнему  существует. По состоянию на 2000 г. сторонами конвенции являются 90 государств1.  Постоянная палата международного правосудия за период с  1922 по 1944 г. вынесла решения по 29 спорным делам между государствами и 27 консультативных заключений, из которых практически все были добросовестно выполнены.  Международный суд за время своего создания в 1946 г. рассмотрел более 120 дел. Из этого общего числа дел 80% составляют собой споры между государствами и 20% образуют консультативные заключения, вынесенные по запросу органов или специализированных учреждений Организации Объединенных Наций.  Начало третьего тысячелетия характеризуется повышенной  активностью Международного суда. Такая активность суда объясняется просто. Государства - члены мирового сообщества (и при  этом не только члены ООН), понимая все преимущества юридически обязательного решения, все с большей готовностью обращаются в Международный суд с целью нахождения окончательного  решения спора.  Услуги Международного суда не ограничены только государствами - членами ООН. Суд согласно п. 2 ст. 93 Устава открыт и  для государств, не являющихся членами ООН, но которые могут  стать участниками Статута Международного суда. Так, Науру согласно резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 42/21 от 18 ноября 1987 г. и на основе представленного 29 января 1988 г. документа стала участником Статута. Соответственно и Швейцария согласно резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 91/I от 11 декабря  1946 г. и на основе представленного 28 июля 1948 г. акта стала  также участником Статута Международного суда.  Международный суд в свою очередь открыт для государств,  которые, не будучи участниками его Статута, передали секретарю  суда специальную декларацию о признании юрисдикции суда. В  соответствии с п. 2 ст. 35 Статута и во исполнение резолюции  9/1946 от 15 октября 1946 г. Совет Безопасности определил условия, подлежащие исполнению заинтересованным государством.  По констатации на сегодняшний день декларации особого содержания о признании юрисдикции суда представили Албания и  Италия. А декларации общего характера о признании юрисдикции суда поступили от Камбоджи, Шри-Ланки, Финляндии, Италии,  Японии, Лаоса, ФРГ и Вьетнама.  Открытость Международного суда для государств, не являющихся участниками Статута, и сама декларированная в его тексте  возможность стать участником Статута делает Международный  суд действительно «мировым» судом.

В этом плане мы целиком  согласны с мнением председателя суда М. Беджауи, высказанным  им в его докладе Forum Prorogatum перед Международным судом:  ресурсы института или скрытое лицо консесуализма в Шестом  (правовом) комитете Генеральной Ассамблеи 4 ноября 1996 г.1  Обозначение Международного суда в качестве «мирового» суда  призвано отличить главный судебный орган Организации Объединенных Наций от других судебных учреждений специального или  регионального назначения, количество которых неуклонно растет.  Готовность государств, причем как членов ООН, так и не членов Организации обращаться в Международный суд с целью разрешения возникающих споров свидетельствует о стремлении всех  членов международного сообщества содействовать построению  миропорядка на основе господства права - Rule of Law. 

Россия в рамках деятельности по достижению целей Устава  ООН последовательно показывает значимость Международного  суда в деле обеспечения верховенства (господства) права.  Включенность Международного суда в формат миропорядка  на основе господства прав Rule of Law (это предусматривается такими универсально принятыми документами, как Декларация тысячелетия 2000 г. и Декларация Саммита 2005 г.) определяется его  ролью как главного судебного органа Организации Объединенных  Наций, призванного через применение всей источниковой базы  международного права (ст. 38 Статута суда) содействовать мирному разрешению споров (ст. 33 Устава ООН).  Международный суд как орган международного правосудия,  который знает права (jura novit curia), выносит в режиме юридического равенства заявителя (призванного представить доказательства в поддержку своей позиции при условии отказа в принятии его  дела по факту непредставления надлежащих доказательств - actore non probante reus absolvitur) и ответчика (audiatur at altera  pars) окончательное решение - юридически обязательное для  участвующих в деле сторон (res judicata).  Позиционная значимость Международного суда определяется  его ролью в деле поддержания юридической безопасности государств-членов мирового сообщества, когда суд как орган по обеспечению права через выносимое им решение по делу содействует  защите субъективных прав и законных интересов государств. «К  ведению Суда относятся все дела, которые будут переданы ему  сторонами, и все вопросы, специальное предусмотренные Уставом  Организации Объединенных Наций или действующими договорами и конвенциями» - так Статут в п. 1 ст. 36 определил круг компетенции Международного суда. По факту передачи дела суду, суд  вне зависимости от характера спора призван через применение  всей источниковой базы международного права согласно п. 1  ст. 38 Статута (основные источники: международные конвенции,  международный обычай, общие принципы права; вспомогательные источники: судебные решения и доктрины наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву различных наций)  или на основе справедливости ex auquo et bono (по согласию сторон) разрешить спор, вынести надлежащее решение и перенести  взаимные отношения сторон в разряд нормальности и доверительности. При этом Международный суда как орган международного  правосудия в силу запрета non-liquet не может отказаться вынести  решение за неясностью или отсутствием подлежащей применению  нормы права (ст. 11 Образцовых правил арбитражного процесса,  принятых Комиссией международного права ООН в 1950 г.). 

Подтверждение значимости Международного суда как главного судебного органа ООН в концептуальном плане сопрягается с  предложением расширения субъектного состава участников спорной юрисдикции суда за счет включения суда международных организаций и индивидов. Способ достижения обозначенной цели  выстраивается через создание в рамках ООН специального комитета с полномочиями вспомогательного органа ООН по обеспечению включенности международных организаций и индивидов в    98 процесс судебного разбирательства по линии спорной юрисдикции. В этом направлении в ходе проведенного международного  симпозиума по тематике «Судебное урегулирование международных споров» (Гейдельберг, ФРГ, 10-12 июля 1972 г.) высказались  профессора Р.-Ж. Дюпьи (R.-J. Dupuy), С. Бастид (S. Bastid), Р.Л.  Бюргенталь (R.L. Buergenthal), Р.Я. Дженнингс (R.Y. Jennings)1.   Между тем сама природа Международного суда как главного  судебного органа ООН (универсальной международной организации, где ее членами по Уставу являются только государства) предоставляет однозначность заключения о том, что субъектами судебного разбирательства по спорной юрисдикции выступают исключительно государства. Пункт 1 ст. 34 Статута суда гласит:  «Только государства могут быть сторонами по делу, разбираемым  судом». Будучи нормоустанавливающим документом, в соответствии с которым действует Международный суд, Статут (как неотъемлемая часть Устава ООН) предусматривает возможность обращения в суд именно для государств, являющимися участниками  данного статута (п. 1 ст. 35). Возможность обращения с соответствующим заявлением в Международный суд допускается и для  «других государств» (нежели государств - участников Статута),  однако она определяется каждый раз специально на основе постановления Совета Безопасности ООН, с учетом соблюдения особых  положений, содержащихся в действующих договорах (п. 2 ст. 35).  Расходная часть ведения дела в Международном суде для государства, не состоящего членом ООН, определяется судом в специальном порядке (п. 3 ст. 35).  Логический позитив предметного рассмотрения субъектного  состава участников судебного разбирательства по спорной юрисдикции однозначно показывает. Только государства как органические создатели ООН и непосредственные участники международного спора могут выступать сторонами разбирательства в Международном суде.

Таким образом, понятие «сторона в деле» предусматривает только и исключительно государства. Предписание востребованности разрешения межгосударственных споров через посредство Международного суда (как оно  проявляет себя в рамках миропорядка на основе верховенства права) параллельно с этим допускает включенность в процесса разбирательства в суде главных и других органов ООН, а также специализированных учреждений. Однако речь здесь идет, не о спорной  юрисдикции, а о консультативной юрисдикции. Положения ст. 96  Устава ООН, а также вся гл. IV Статута суда (ст. 65-68) посвящены институту консультативных заключений Международного суда. Запрос по линии орган ООН - Международный суд в одном  случае идет от имени Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности, а в другом случае от имени других органов ООН и ее специализированных учреждений (с разрешения Генеральной Ассамблеи). Предметом запроса о консультативном заключении согласно  Уставу ООН и Статуту суда является «любой юридический вопрос», также как предметом спорной юрисдикции Международного суда опять-таки согласно Уставу ООН являются «споры юридического характера». Между тем известно, что согласно общепризнанному принципу о запрете non-liquet суд как орган правосудия  не может отказаться вынести решение за отсутствием или неясностью подлежащей применению нормы права. Тем самым суд принимает к рассмотрению любые споры и любые вопросы, переданные ему сторонами для разбирательства. В практике Международного суда никогда не было разделения споров и вопросов, с которыми к нему обратились субъекты международного права, на  юридические и политические. Все споры и все вопросы, поступившие в суд в соответствии с его Статутом, принимаются Международным судом к рассмотрению и по ним выносятся решения  или консультативное заключение.  В то время, как государства и международные организации,  каждые сами по себе, могут в соответствии со Статутом суда обращаться соответственно за решением или консультативным заключением, сталкивать их в суде в рамках спорной юрисдикции по  предмету «правомерности», недопустимости ultra vires постановлений международной организации (как это предполагает, например, профессор Парижского университета С. Бастид, S. Bastid)1  представляется недопустимым. Международный суд ООН, справедливо отмечают ученые (профессора Ш. Розенн (Sh. Rosenne),  К.Й. Парш (K.J. Partsch), Г. Стейбергер (H. Steiberger)), не может  брать на себя функции конституционного суда. Действительно,  Международный суд был учрежден как главный судебный орган  ООН именно в качестве органа международного правосудия, где  сторонами дела могут быть только государства.

В этом смысле  господство права Rule of Law как основополагающее звено всей  конструкции международного судебного разбирательства прямо  предписывает востребованость разрешения межгосударственных  споров именно через Международный Суд.



Международный суд Иные услуги Практика
Наши цены Вас приятно удивят: подача иска в суд всего 8 500 рублей.
Консультация по любым вопросам абсолютно бесплатно!
Более 1 200 лет назад люди придумали цивилизованный способ разрешения споров, избегая насилия и варварства, защищая свои права и интересы, вот и по сей день институт правосудия становится все более актуальным.

Юристы нашего Центра накопили значительный опыт в разрешении проблем российского и зарубежного правового характера, всегда готовы помочь Вам в этом.
Отзывы и предложения ...