На главную Консультация Подать иск Подать жалобу Выезд юриста Форум
Регистрация ООО Регистрация ЗАО Регистрация АО Регистрация ИП Иностранное ЮЛ
Работа юристам О компании Контакты Карта сайта
ОБЩЕРОССИЙСКИЙ  ЦЕНТР  ПРАВОВОЙ  ПОДДЕРЖКИ



Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
Общероссийский центр правовой поддерки
Россия / Москва
Признание арбитражного решения, не требующего приведения в  исполнение.
АПК РФ содержит правила только о признании и приведении в исполнение  иностранных арбитражных решений. О таком процессуальном действии, как  собственно  признание  иностранного  арбитражного  решения  (без  его  приведения в исполнение), в его статьях речь не идет. В то же время такие  арбитражные решения (так называемые declaratory awards) часто выносятся  иностранными арбитражами, в том числе по искам против российских компаний и  их аффилированных лиц. В качестве примера можно привести дело, в котором  довелось участвовать автору, по которому было вынесено арбитражное решение,  касавшееся толкования положений договора, заключенного иностранными  акционерами российского акционерного общества, о том, как эти акционеры могут  выдвигать кандидатуры для включения в список для формирования совета  директоров этого общества.   

Пункт 2 ст. 35 Закона о МКА содержит норму, согласно которой  «арбитражное решение, независимо от того, в какой стране оно было вынесено,  признается обязательным». Таким образом, строго по тексту этого Закона, для  признания иностранного арбитражного решения в Российской Федерации не  требуется  никакой  судебной  или  иной  процедуры -  оно  признается  автоматически. С этой логикой согласовывается норма п. 3 ч. 1 ст. 150 АПК, в  соответствии с которой государственный арбитражный суд прекращает  производство по делу, если установит, что «имеется принятое по спору между  теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям решение третейского  суда, за исключением случаев, если арбитражный суд отказал в выдаче  исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского  суда».

Таким образом, на первый взгляд кажется, что АПК РФ 2002 г. признает  преюдициальную силу в России за любым вынесенным арбитражным  (третейским) решением, в том числе иностранным, если в его исполнении не было  уже отказано российским судом, обосновывая, тем самым, отсутствие в нашем  праве специальных правил для признания арбитражных решений без их  приведения в исполнение. Если арбитражное решение автоматически получает  преюдициальную силу без дополнительной процедуры его признания, то - по  логике законодателя - специальных правил для признания без приведения в  исполнения просто не требуется, чем достигается предусмотренная п. 1 ст. 35  Закона о МКА обязательность решений международных арбитражей.  Отметим, что в нашем законодательстве существует специальная  процедура обращения за отказом в признании иностранного арбитражного  решения, не требующего приведения в исполнение, и такое процессуальное  действие в российском суде в принципе возможно. Основанием для него  являются нормы Указа Президиум Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г.  № 9131-XI «О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и  арбитражей» (далее - Указ).   В соответствии со статьей 3 Федерального закона № 96-ФЗ от 24 июля  2002 г. «О введении в действие АПК РФ», этот Указ «с момента введения в  действие настоящим Федеральным законом Арбитражного процессуального  кодекса Российской Федерации применяется в части, не противоречащей  Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации». Согласно ст. 10  и 11 Указа.  «10.  Решения  иностранных  судов,  которые  не  подлежат  принудительному исполнению, признаются без какого-либо дальнейшего  производства, если со стороны заинтересованного лица не поступят  возражения против этого.  Заинтересованное лицо может в течение месячного срока после того,  как ему стало известно о поступлении решения иностранного суда, заявить в  Верховный Суд союзной республики (в республиках, не имеющих областного  деления), Верховный Суд автономной республики, краевой, областной,  городской суд, суд автономной области и суд автономного округа по месту  своего жительства (нахождения) возражения против признания этого решения.

Возражения заинтересованного лица против признания решения  иностранного суда рассматриваются в открытом судебном заседании с  извещением этого лица о времени и месте рассмотрения.  Неявка  без  уважительной  причины  заинтересованного  лица,  относительно которого суду известно, что повестка ему была вручена, не  является препятствием к рассмотрению возражений.  Если заинтересованное лицо обратится в суд с просьбой о переносе  времени рассмотрения возражений и эта просьба будет признана судом  уважительной, суд переносит время рассмотрения и извещает об этом  заинтересованное лицо.  По рассмотрении возражений против признания решения иностранного  суда выносится соответствующее определение. Копия определения в трехдневный срок со дня его вынесения  направляется судом лицу, по просьбе которого было вынесено решение  иностранного суда, или его представителю и лицу, заявившему возражения  против признания решения.  Определение суда может быть обжаловано в вышестоящий суд в  порядке и сроки, предусмотренные законодательством Союза ССР и  соответствующей союзной республики.  11. Положения статей 2-10 настоящего Указа, за исключением части  второй статьи 3, пунктов 1-4 и 6 части второй статьи 5 и части седьмой  статьи 10, применяются также к иностранным арбитражным решениям,  признание  и  исполнение  которых  предусмотрены  соответствующим  международным договором СССР. 

Если международный договор, на основании которого испрашиваются  признание и исполнение в СССР арбитражного решения, не устанавливает  перечень  документов,  прилагаемых  к  ходатайству  о  разрешении  принудительного исполнения, или основания для отказа в признании и  исполнении, перечень таких документов и такие основания определяются по  правилам соответственно статей IV и V Конвенции о признании и приведении  в исполнение иностранных арбитражных решений, ратифицированной Президиумом Верховного Совета СССР 10 августа 1960 года (Ведомости  Верховного Совета СССР, 1960 г., № 46, ст. 421)».  Нормы ст. 10 Указа о том, каким образом российский суд может отказать в  его признании без приведения в исполнение, сохраняют свою силу, так как в АПК  нет никаких положений, которым они бы противоречили297 (конечно, с учетом  правил АПК о подведомственности и подсудности, которые заменяют собой  соответствующие положения Указа). Таким образом, для того чтобы считаться  признанным без исполнения в нашей стране, согласно Указу иностранное  арбитражное решение должно соответствовать лишь одному критерию -  относиться к категории таких арбитражных решений, которые могут быть  признаны и приведены в исполнение на основании международного договора, в  котором участвует Россия, например Нью-Йоркской конвенции.   Профессор В.В. Ярков в своем учебнике предполагает, что не требующие  приведения в исполнение иностранные судебные решения (ту же логику в силу  конструкции норм Указа и главы 31 АПК РФ 2002 г. можно распространить на  иностранные арбитражные решения, не требующие приведения в исполнение)  могут признаваться в том же порядке, в каком признаются и приводятся в  исполнение иностранные судебные решения. Впрочем, он не настаивает на  этой позиции, указывая, что это лишь один из вариантов, причем в качестве  другого варианта он ссылается на ст. 10 Указа.  По мнению ведущего российского эксперта в сфере международного  частного права д.ю.н. Н.А. Марышевой, вопрос о признании иностранного  судебного решения, не требующего приведения в исполнение, является в нашем  новейшем процессуальном законодательстве пробельным, и поэтому должен  решаться на основании норм ст. 10 Указа, являющихся до сих пор единственным  нормативным актом, непосредственно регулирующим этот вопрос. Ту же оценку  можно распространить и на иностранные арбитражные решения.

Действительно, норм, регулирующих процедуру, в соответствии с которой  заинтересованное лицо может обратиться в российский суд за признанием  иностранного арбитражного решения, не требующего приведения в исполнение,  ни в АПК, ни в Указе нет. Такая логика российского законодателя не вполне  согласуется с международной практикой, которая полагает, что признание  решения, не требующего приведения в исполнение, является самостоятельным «оборонительным» оружием, к которому заинтересованная сторона прибегает с  целью не допустить передачи разрешенного арбитражем спора на рассмотрение  в государственный суд.

Таким образом, за рубежом процедура признания  арбитражного решения (без приведения в исполнение) имеет самостоятельную  процессуальную ценность, хотя в России, насколько это известно автору,  государственные суды до 2011 г. не сталкивались с заявлениями о признании  решений иностранных третейских судов без их приведения в исполнение.  Тем не менее, хотя с академической точки сформулированная выше позиция,  в соответствии с которой в отсутствие в АПК специальных норм о признании в  нашей стране иностранного арбитражного решения, не требующего исполнения,  должны применяться правила ст. 10 Указа, представляется убедительной,  полагаем, что с практической точки зрения в российских государственных  арбитражных судах все-таки возможно осуществить такое процессуальное  действие, как обращение с заявлением о признании иностранного решения, не  требующего исполнения.

Дело в том, что разница между подробно описанной в нашем  процессуальном законодательстве (АПК и ГПК) процедурой «признания и  приведения в исполнение» и отсутствующей в нем процедурой «признания без  приведения в исполнение» весьма тонкая, и без обращения к п. 1 ст. 35 Закона о  МКА и ст. 10 Указа (который основательно забыт российскими юристами) вряд ли  судьи сумеют ее прочувствовать.   Скорее всего, у рядового судьи, не являющегося экспертом в вопросах  международного арбитража, не возникнет затруднений в том, чтобы применить  правила Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранного  арбитражного решения (и нормы российского процессуального законодательства  об их имплементации) к делу о собственно признании иностранного арбитражного  решения - ведь, на первый взгляд, Конвенция регулирует оба этих вопроса.   Сформулированный выше практический вывод подтверждается следующим  примером из деятельности Арбитражного суда г. Москвы. В этот суд поступило  заявление о возражении против автоматического признания иностранного  судебного решения, обоснованное ссылками на ст. 10 Указа. После некоторых  колебаний Арбитражный суд г. Москвы заявление вернул, не рассматривая его по  существу, указав, что «в базе данных канцелярии Арбитражного суда г. Москвы  отсутствует заявление о признании и приведении в исполнение» иностранного  решения, против которого были заявлены возражения, подразумевая, тем  самым, что по этой причине возражать против его признания нет необходимости. 

Таким образом, этот суд недвусмысленно дал понять, что считает, что любые  иностранные судебные решения (эту логику вследствие конструкции Указа и  главы 31 АПК можно распространить и на иностранные арбитражные решения)  могут  быть  признаны  лишь  после  подачи  заинтересованным  лицом соответствующего заявления, но отнюдь не в «автоматическом» режиме,  следующем из внимательного академического анализа положений п. 1 ст. 35  Закона о международном коммерческом арбитраже и ст. 10 Указа.  Поэтому, скорее всего, российский государственный арбитражный суд все- таки будет рассматривать заявление о признании в России иностранного  арбитражного решения, не требующего приведения в исполнение, в порядке,  предусмотренном ст. IV Конвенции и главой 31 АПК - по крайней мере до того  момента, пока Высший Арбитражный Суд не даст по этому поводу иных указаний.  При этом если возражения против признания решения без приведения в  исполнение будут заявлены стороной, проигравшей арбитраж, то, скорее всего,  она будет ссылаться не на сугубо процессуальные проблемы, вытекающие из  непростых для понимания суда норм п. 1 ст. 35 Закона о МКА и ст. 10 Указа, а на  какие-либо основания, предусмотренные ст. V Конвенции (юрисдикционные и  процессуальные нарушения в ходе арбитражного разбирательства, вопросы  арбитрабильности и публичного порядка). Это следует из того, что если сторона,  проигравшая арбитраж, будет заявлять только проанализированные выше сугубо  процессуальные возражения против возможности осуществления признания  решения как самостоятельного процессуального действия, то она тем самым  должна будет согласиться с тем, что решение становится обязательным  автоматически в соответствии с положениями п. 1 ст. 35 Закона о МКА. В этом  случае  принятый  в  результате  такого  разбирательства  судебный  акт  государственного арбитражного суда будет в любом случае выгоден для стороны,  выигравшей арбитраж: ведь если ответчик сам будет настаивать на  обязательности решения и без его формального признания в силу применения  норм Указа, то это будет отражено в судебном акте, и это именно такое судебное  решение, к которому может стремиться в российских судах сторона, выигравшая  арбитраж, в результате которого было вынесено declaratory award. 

Полагаем, что разъяснение ВАС РФ о том, что иностранные арбитражные  решения, не нуждающиеся в приведении в исполнение, должны признаваться  «автоматически» в силу п. 1 ст. 35 Закона о МКА, прояснило бы ситуацию и  способствовало бы пониманию описанной выше проблемы со стороны судей,  особенно принимая во внимание, что сохранивший свою силу механизм ст. 10  Указа  позволяет  российским  компаниям  эффективно  возражать  против «автоматического» признания иностранных арбитражных решений, вынесенных с  грубыми процессуальными нарушениями.  В данном параграфе речь пока шла только об иностранных арбитражных  решениях, не требующих приведения в исполнение. Теоретически возможно, что  на территории России будет вынесено решение международного арбитража,  также не требующее приведения в исполнение (например, о признании права или  о расторжении договора), т.е. не предполагающее взыскания денежных средств  или исполнения в натуре. Хотя на практике автор с такими решениями пока не  сталкивался, их принятие не исключено, поэтому вопрос заслуживает изучения.  Должно ли такое решение действовать «автоматически» в силу нормы п. 1  ст. 35 Закона о МКА, или все-таки для его применения требуется процедура,  предусмотренная §2 главы 30 АПК РФ 2002 г.? Исходя из текста Закона,  указывающего, что отдельное ходатайство в суд надо подавать только для его  приведения в исполнение (в контексте АПК - для выдачи исполнительного листа),  такое арбитражное решение должно действовать «автоматически». Любой другой  ответ не только разошелся бы с текстом п. 1 ст. 35 Закона о МКА, но и означал бы  возврат России к архаичному принципу «двойной экзекватуры», согласно  которому арбитражное решение нуждалось в своем «подтверждении» со стороны  государственного суда по месту его вынесения. АПК такой процедуры не  предусмотрено  -  напротив,  сторона,  проигравшая  арбитраж,  должна  самостоятельно обращаться в суд с целью оспаривания арбитражного решения,  для этого предусмотрена специальная процедура, описанная в § 1 главы 30 АПК.

В любом случае, Указ к решениям арбитражей, вынесенным на территории  России, применяться не может, а вынесенные в нашей стране решения  международных арбитражей в «признании» не нуждаются.


Международный суд Иные услуги Практика
Наши цены Вас приятно удивят: подача иска в суд всего 8 500 рублей.
Консультация по любым вопросам абсолютно бесплатно!
Более 1 200 лет назад люди придумали цивилизованный способ разрешения споров, избегая насилия и варварства, защищая свои права и интересы, вот и по сей день институт правосудия становится все более актуальным.

Юристы нашего Центра накопили значительный опыт в разрешении проблем российского и зарубежного правового характера, всегда готовы помочь Вам в этом.
Отзывы и предложения ...