На главную Консультация Подать иск Подать жалобу Выезд юриста Форум
Регистрация ООО Регистрация ЗАО Регистрация АО Регистрация ИП Иностранное ЮЛ
Работа юристам О компании Контакты Карта сайта
ОБЩЕРОССИЙСКИЙ  ЦЕНТР  ПРАВОВОЙ  ПОДДЕРЖКИ



Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
Общероссийский центр правовой поддерки
Россия / Москва
Право суда, рассматривающего дело о приведении в исполнение или отмене  решения  международного  коммерческого  арбитража, 
изучать  вопросы  арбитрабильности и публичного порядка по собственной инициативе.
Основания для отказа в признании и приведении в исполнение иностранного  арбитражного решения, закрепленные в п. 2 ст. V Конвенции, и аналогичные им   основания для отказа в приведении в исполнение или отмены решения международного коммерческого арбитража, вынесенного в России, закрепленные в подп. 2 п. 1 ст. 36 и  подп. 2 п. 2 ст. 34 Закона о МКА, связаны с наиболее сложными правовыми проблемами  международного  частного  права,  затронутыми  феноменом  международного  коммерческого арбитража в целом и Конвенцией в частности. Это проблемы соотношения  публичного и частного интересов, пределов вмешательства государства и его судебной  системы в отношения между частными лицами, домицилированными в разных странах,  возможности сочетания принципа автономии воли сторон с императивными нормами  национальных законов, допустимости применения иностранного закона на территории  другого государства.

Названным проблемам посвящены многочисленные исследования,  опубликованные в России и за рубежом, изучение которых не входит в программу  настоящего академического курса.  В отличие от других норм Конвенции и Закона о МКА, предоставляющих  участникам внешнеэкономических контрактов и арбитрам практически ничем не  ограниченную свободу в выборе применимого права, п. 2 ст. V Конвенции, подп. 2 п. 1  ст. 36 и подп. 2 п. 2 ст. 34 Закона о МКА жестко закрепляется применение lex fori к  решению вопросов арбитрабильности и публичного порядка, которые могут ставиться в процессе приведения в исполнение или оспаривания решения международного  коммерческого арбитража. Таким образом, у судей государственных судов, применяющих  Конвенцию и ст. 34 и 36 Закона о МКА, нет необходимости в изучении и применении  норм иностранного права в рамках этих вопросов.   Упростив задачи, стоящие перед национальными судами, авторы Конвенции и  Типового закона ЮНСИТРАЛ тем самым существенно усложнили задачи, стоящие перед  сторонами арбитражного соглашения и арбитрами. Им приходится учитывать требования,  связанные с вопросами арбитрабильности и публичного порядка, сформулированные в  разных правовых системах: во-первых, по месту вынесения арбитражного решения и по предполагаемому месту его исполнения, а во-вторых, в законодательстве, которым  регулируются (согласно воле сторон) предмет спора и действительность арбитражного  соглашения (если такое законодательство было специально выбрано сторонами).  Разумеется, учесть все нюансы и особенности законодательства всех стран - участниц  Конвенции практически невозможно, однако стремиться к этому необходимо, иначе  арбитраж превратится в пустую трату времени и денег.

В какой-то мере задача арбитров  облегчается возникновением и обобщением существующих в мире универсальных  подходов к проблемам арбитрабильности и публичного порядка, которые хотя и не  закреплены пока на бумаге в качестве международного договора, однако признаются  судами многих развитых государств.  Другой характерной особенностью п. 2 ст. V Конвенции и основанных на ее нормах  положениях подп. 2 п. 2 ст. 34 и подп. 2 п. 1 ст. 36 Закона о МКА является то, что  предусмотренные этими нормами механизмы подлежат применению по инициативе суда,  а не по инициативе лиц, участвующих в деле (что, конечно, не лишает заинтересованную  сторону права ссылаться на вопросы арбитрабильности и публичного порядка как на  основание для отказа в признании и приведении в исполнение иностранного  арбитражного решения). Здесь также просматривается отличие от других механизмов  Конвенции и Закона. Для заключения арбитражного соглашения необходимы действия  сторон (даже если они совершаются в пассивной форме в виде отказа от права на  выдвижение юрисдикционных возражений), для отказа в приведении в исполнение  или  отмены решения международного коммерческого арбитража по юрисдикционным или  процессуальным основаниям (п. 1 ст. V Конвенции, подп. 1 п. 2 ст. 34 и подп. 1 п. 1 ст. 36  Закона о МКА) тоже требуется воля участника спора (суд не может ссылаться на такие  основания по собственной инициативе), но вопросы арбитрабильности и публичного  порядка государственный суд должен изучать даже в том случае, если ответчик не  прибег к таким аргументам против приведения в исполнение решения международного  коммерческого арбитража или вообще не участвует в процессе. Положения п. 2 ст. V  Конвенции, подп. 2 п. 2 ст. 34 и подп. 2 п. 1 ст. 36 Закона о МКА являются единственными  нормами этих актов, ограничивающими возможность приведения в исполнение решения  международного арбитража на основании закона страны, чей суд рассматривает вопрос о  таком исполнении (или об отмене соответствующего арбитражного решения): повлиять на  эту волю лица, участвующие в споре (включая арбитров), не могут из-за жесткой коллизионной привязки к lex fori; они в состоянии только принять к сведению нормы  права соответствующего государства и учесть их при подготовке своей позиции.  Несмотря на жестко императивный характер норм lex fori, ссылка на которые  содержится в п. 2 ст. V Конвенции, подп. 2 п. 2 ст. 34 и подп. 2 п. 1 ст. 36 Закона о МКА,  вопрос об их применении в отношении арбитражного решения может даже не вставать -  это произойдет в том случае, если арбитражное решение будет исполнено в добровольном  порядке без обращения в суд. Автору неизвестно ни одного случая, когда сторона,  добровольно исполнившая решение международного коммерческого арбитража,  вынесенное против нее, подвергалась бы каким-либо санкциям в связи с тем, что такое  решение противоречило законодательству по вопросам публичного порядка или  арбитрабильности государства, на чьей территории имело место указанное исполнение. 

Возможность применения такого рода санкций представляется чисто теоретической,  поскольку если лицо, против которого обращено арбитражное решение, готово его  добровольно исполнить, то у суда (или любых других государственных органов) просто  не возникнет повода для изучения данного вопроса. Как уже было указано, для  добровольного исполнения иностранного арбитражного решения как в России, так и в  других странах не требуется получения каких-либо дозволений от каких-либо  государственных органов.   Но в случае принудительного приведения в исполнение или отмены уже  вынесенного и добровольно не исполненного решения международного арбитража,  государственный суд обязан по собственной инициативе (или по просьбе стороны,  возражающей  против  приведения  в  исполнение  арбитражного  решения  или  добивающейся его отмены) «проверить» решение на соответствие нормам данного  государства об арбитрабильности и о публичном порядке. При этом может возникнуть  ситуация, когда в силу указанных норм предмет спора не исключен из юрисдикции  третейских судов (т.е. арбитрабилен), однако исполнение арбитражного решения будет  противоречить публичному порядку340.   Другим вариантом для отказа в приведении в исполнение арбитражного решения  может послужить установление факта заключения сделки, за неисполнение обязанностей  по которой наказывает арбитражное решение, в результате совершения преступных действий.

В качестве абстрактного примера можно привести дело из п. 2  Информационного письма № 156, в котором государственный арбитражный суд  отказывает в приведении в исполнение иностранного арбитражного решения в связи с  тем, что вступившим в законную силу приговором суда установлено, что содержавший  арбитражное соглашение договор заключен в результате коммерческого подкупа  директора ответчика. Суд ссылается на нарушение публичного порядка по собственной  инициативе, несмотря на то, что представители ответчика аргументы, основанные на  подп. «b» п. 1 ст. V Конвенции, не приводили. В ситуации, когда преступные замыслы  лиц, заключивших договор, получили соответствующую квалификацию в обвинительном  приговоре, такое решение представляется оправданным. 

Международный суд Иные услуги Практика
Наши цены Вас приятно удивят: подача иска в суд всего 8 500 рублей.
Консультация по любым вопросам абсолютно бесплатно!
Более 1 200 лет назад люди придумали цивилизованный способ разрешения споров, избегая насилия и варварства, защищая свои права и интересы, вот и по сей день институт правосудия становится все более актуальным.

Юристы нашего Центра накопили значительный опыт в разрешении проблем российского и зарубежного правового характера, всегда готовы помочь Вам в этом.
Отзывы и предложения ...