На главную Консультация Подать иск Подать жалобу Выезд юриста Форум
Регистрация ООО Регистрация ЗАО Регистрация АО Регистрация ИП Иностранное ЮЛ
Работа юристам О компании Контакты Карта сайта
ОБЩЕРОССИЙСКИЙ  ЦЕНТР  ПРАВОВОЙ  ПОДДЕРЖКИ



Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
Общероссийский центр правовой поддерки
Россия / Москва
Направление сторон в арбитраж государственным судом, в который был подан иск по существу спора.
Преюдициальная сила решений третейских судов.
Включение в договор арбитражного соглашения (или закрепление арбитражного  соглашения в иной форме - об этом см. § 2.2 и 2.11 далее, где рассматриваются различные  формы  фиксации  арбитражных  соглашений)  препятствует  рассмотрению  внешнеэкономического спора, вытекающего из такого договора, в государственном суде,  если хотя бы одна из участвующих в деле сторон до изложения своей позиции по  существу спора в государственном суде первой инстанции попросит направить спор в  международный арбитраж.

Такая обязанность государственного суда вытекает из ст. II  Нью-Йоркской конвенции. В российском законодательстве такое правило закреплено в  п. 5 ч. 1 ст. 148 АПК и в п. 1 ст. 8 Закона о МКА, это правило международного договора  было дополнительно разъяснено Высшим Арбитражным Судом РФ еще 10 лет назад и  хорошо известно судьям. Статьей II закреплен один из важнейших механизмов Конвенции - механизм,  согласно которому суд государства - участника Конвенции, в который поступил иск по вопросу, в отношении которого существует арбитражное соглашение, обязан (при  условии соблюдения определенных предварительных условий, закрепленных в  Конвенции), направить стороны в арбитраж - именно таким образом следует толковать  п. 1 данной статьи с учетом положений ее п. 3. Следовательно, государства - участники  Конвенции сознательно пошли на ограничение юрисдикции своих судов по спорам, в  отношении которых существует арбитражное соглашение.

А распространив через норму  п. 5 ч. 1 ст. 148 АПК этот механизм на арбитражные оговорки, предусматривающие  рассмотрение споров в международных арбитражах, проводимых на территории России,   и третейские оговорки, предполагающие разрешение споров во внутренних третейских  судах в нашей стране, российский законодатель тем самым существенно расширил  применение третейских механизмов рассмотрения споров в Российской Федерации.  Предварительные условия, соблюдение которых необходимо для того, чтобы  государственный суд направил стороны в арбитраж, в Конвенции непосредственно не  сгруппированы, но в своем большинстве включены в п. 5 ч. 1 ст. 148 АПК.

Перечислим  эти условия: 

1. одна из сторон спора должна ходатайствовать перед государственным судом о  передаче дела в арбитраж; суд не может принять такое решение по собственной  инициативе. Эта норма закреплена в п. 3 ст. II Конвенции и в п. 1 ст. VI Европейской  конвенции. В настоящее время данная норма зафиксирована в п. 1 ст. 8 Закона о МКА и в  п. 5 ч. 1 ст. 148 АПК. При этом п. 3 ст. II Конвенции не содержит ограничений по срокам,  в течение которых в суд должно быть подано ходатайство о направлении сторон в  арбитраж.  Но в п. 1 ст. VI Европейской конвенции, в п. 1 ст. 8 Закона о МКА и в п. 5 ч. 1 ст. 148  АПК содержится дополнительное условие о сроке, в течение которого заинтересованная  сторона должна ходатайствовать о передаче спора на рассмотрение международного  арбитража, - не позднее первого заявления данной стороны по существу спора. Полагаем,  что такое ограничение права стороны воспользоваться возможностью изъятия спора из  юрисдикции государственного суда не противоречит ни букве, ни духу Конвенции и,  более того, вполне целесообразно с точки зрения экономии времени и средств,  затрачиваемых на рассмотрение спора в государственном суде;

2. если речь идет об иностранном арбитраже, то арбитражное соглашение должно  относиться к сфере действия Конвенции, т.е. либо им должно предусматриваться  вынесение  арбитражного  решения  за  рубежом,  либо  его  действие  должно распространяться на спор, арбитражное решение по которому не может считаться  «внутренним» в стране, государственный суд которой решает вопрос о передаче спора в  арбитраж;

3. иск должен относиться к вопросу, по которому стороны заключили арбитражное  соглашение, т.е. входящему в объем этого соглашения. Проблема объема арбитражного  соглашения подробно рассматривается в § 2.11, пока же отметим, что государственный  суд при рассмотрении ходатайства о передаче спора на рассмотрение международного  арбитража или внутреннего третейского суда должен самостоятельно решить,  покрывается ли предъявленный иск объемом арбитражного соглашения.

Сделать это до  рассмотрения спора по существу практически невозможно (если только нет очевидного  противоречия между арбитражным соглашением и предметом спора), так как и в ходе  арбитража стороны могут менять свои требования с учетом объема арбитражного  соглашения и фактических обстоятельств дела. Поэтому государственный суд на данном  этапе, как правило, ограничивается формальной констатацией возможности включения  предмета спора в объем арбитражного соглашения, оставляя за собой право вернуться к  изучению указанного вопроса после вынесения арбитражного решения;

4. арбитражное соглашение должно соответствовать требованиям, предъявляемым  Конвенцией и принятым в ее развитие нормативным актам, к форме арбитражных  соглашений (об этом см. § 2.2 далее);

5. арбитражное соглашение не должно быть недействительным, утратившим силу  или неисполнимым. Разрешая этот вопрос, государственный суд должен сначала  установить закон, на основании которого оценивается содержание, действительность,  сохранение силы и исполнимость арбитражного соглашения, а потом правильно  применить этот закон (об этом см. § 2.7 далее);

6. предмет спора может быть предметом арбитражного разбирательства (т.е.  являться арбитрабильным) в соответствии с lex fori (национальным законом)  государственного суда, решающего вопрос о направлении сторон в арбитраж (об этом см.  § 2.9 и 2.10 далее).  Если  все  перечисленные  выше  условия  соблюдены,  то  российский  государственный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения. Если же ответчик  своим правом требовать направление спора для рассмотрения в международный арбитраж своевременно не воспользовался, то в силу консенсуального начала, лежащего в основе  арбитражного метода урегулирования спора, он своими действиями оформил отказ от  такого права, и дело может быть рассмотрено в государственном суде.

Следует отметить, что, строго говоря, оставление заявления без рассмотрения вряд  ли можно приравнять к направлению сторон в арбитраж, что предусмотрено нормами  п. 3 ст. II Конвенции и п. 1 ст. 8 Закона о МКА. По всей видимости, авторы Конвенции и  Типового закона ЮНСИТРАЛ  рассчитывали на реализацию этой нормы через другие,  более жесткие процессуальные механизмы (см. §1.11 далее), но и в своем существующем  виде конструкция п. 5 ч. 1 ст. 148 АПК сталкивается в России с немалым количеством  затруднений. 

В основном такие затруднения основаны на недостаточном объеме информации о  международном арбитраже, которой располагают российские судьи. На необходимость  направления в международный арбитраж лиц, связанных действием заключенного между  ними арбитражного соглашения, Высший Арбитражный Суд РФ обратил внимание еще за  год до принятия АПК РФ 2002 г.63 За время, прошедшее с момента вступления в силу  этого Кодекса, российские государственные арбитражные суды накопили достаточный  позитивный опыт применения нормы п. 5 ч. 1 ст. 148 этого Кодекса.

Приведем несколько  примеров.  Иностранная компания обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с иском к  российскому акционерному обществу о расторжении договора и о взыскании процентов.  Исковое заявление было оставлено без рассмотрения, так как выяснилось, что  заключенный между сторонами договор содержал арбитражную оговорку, в соответствии  с которой иностранный арбитраж уже рассмотрел часть требований, охваченных исковым  заявлением, а по части таких требований, которые не были предметом арбитражного  рассмотрения, ответчик своевременно ходатайствовал о направлении сторон в  международный арбитраж.

Вывод суда соответствует также положениям п. 1 ст. 6 Европейской  конвенции о внешнеторговом арбитраже и п. 3 ст. II Нью-Йоркской конвенции о  признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений  1958 года, смысл которых сводится к следующему: если имеется соглашение лиц о  передаче спора на рассмотрение третейского суда и если одна из сторон обращается  с иском в государственный суд, а ответчик до своего первого заявления по существу  спора не возражает, то государственный арбитражный суд вправе и должен  рассматривать такой иск, если же ответчик до своего первого заседания [видимо,  имелось в виду - заявления. - Б.К.] по существу спора согласен на арбитражную  оговорку, то суд обязан применить п. 5 ч. 1 ст. 148 АПК РФ». 

Другой пример. Иностранная компания обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с  иском к Федеральному государственному унитарному предприятию о расторжении  договора. Заявление было по просьбе ответчика оставлено без рассмотрения в  соответствии п. 5 ч. 1 ст. 148 АПК и на основании того, что имеется соглашение сторон о  рассмотрении данного спора третейским судом, недействительность соглашения и  невозможность его исполнения судами не установлены, а ответчик в предварительном  судебном заседании заявил возражение в отношении рассмотрения дела в Арбитражном  суде г. Москвы. Даже доводы истца о возможной недействительности арбитражного  соглашения и неарбитрабильности предмета спора не помогли.   В другом случае истец, обращаясь с иском в Арбитражный суд г. Москвы, указал,  что рассмотрение спора в МКАС при ТПП РФ в  соответствии с арбитражным  соглашением лишит его права на судебную защиту. Суды первой и апелляционной  инстанций по просьбе ответчика иск оставили без рассмотрения, а ФАС МО, оставив  принятые судебные акты без изменений, так прокомментировал позицию истца:  «Довод представителя истца о том, что он лишен права на судебную защиту не  может быть принят судом, так как доказательств невозможности реализации права на  судебную защиту в соответствии с арбитражной оговоркой им не представлено»66.  Пожалуй, наиболее известным случаем применения п. 5 ч. 1 ст. 148 АПК стало  оставление без рассмотрения иска прокурора Калининградской области к иностранному  банку о признании ничтожной сделкой кредитного договора, содержавшего оговорку.

Банк своевременно обратился в государственный арбитражный суд первой  инстанции с заявлением об оставлении иска без рассмотрения. После этого  государственные арбитражные суды трех инстанций не только разъяснили прокурору, что  его утверждение о ничтожности договора не является основанием для того, чтобы считать  недействительной включенную в него арбитражную оговорку (об этом см. подробнее в  § 2.3), но и распространили на прокурора как на лицо, действующее в интересах стороны  арбитражного соглашения, условия данного арбитражного соглашения. Это дело  получило положительную оценку в российской специальной литературе.  Помимо конструкции направления сторон в арбитраж на основании ранее  заключенного ими арбитражного соглашения, вытекающей из норм ст. II Нью-Йоркской  конвенции и п. 1 ст. 8 Закона о МКА, реализованной через норму п. 5 ч. 1 ст. 148 АПК, в  АПК содержится еще и возможность направления сторон спора в третейский суд  (международный коммерческий арбитраж) даже в том случае, если между ними до  возникновения спора не было заключено арбитражного соглашения, но в ходе процесса в  государственном суде они решили, что предпочитают урегулировать спор в суде  третейском.

Отметим, что если спор уже был рассмотрен международным коммерческим  арбитражем (или внутренним третейским судом), то решение, вынесенное таким  международным арбитражем или третейским судом, уже в силу факта своего  существования  препятствует  направлению  аналогичного  иска  в  российский  государственный суд. Такой подход закреплен в ст. 150 АПК:  «1. Арбитражный суд прекращает производство по делу, если установит, что:  <…>  3) имеется принятое по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же  основаниям решение третейского суда, за исключением случаев, если арбитражный  суд отказал в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение  решения третейского суда».

Только в том случае, если российский государственный арбитражный суд уже  отказал в выдаче исполнительного листа на исполнение решения третейского суда, или  (хотя это и не указано непосредственно в ст. 150 АПК) отменил соответствующее  решение третейского суда, заинтересованная сторона арбитражного соглашения имеет  право на подачу иска в государственный суд69. При этом отметим, что тот факт, что  решение третейского суда не было ни оспорено в государственном суде (т.е. проигравшая  арбитраж сторона не пыталась добиться его отмены), ни обращено к принудительному  исполнению (т.е. выигравшая арбитраж сторона не пыталась добиться выдачи  исполнительного листа в российском государственном суде), не влечет за собой запрета  на подачу аналогичного иска в государственный суд в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 150  АПК - только негативный результат оспаривания или приведения в исполнение данного решения в государственном суде позволяет рассчитывать на то, что такой запрет будет  считаться устраненным. 

Сторона, добивающаяся отмены арбитражного решения, должна понимать, что  своими действиями она лишает себя возможности ссылаться на ст. 148 АПК в качестве  основания для оставления без рассмотрения иска, подаваемого против нее в  государственный суд, связанного со сделкой, содержащей арбитражное соглашение.  Приведем следующий пример из российской практики.  Государственные арбитражные суды Западно-Сибирского округа отказались  исполнить решение МКАС при ТПП РФ о взыскании с авиакомпании, расположенной на  территории этого округа, арендной платы за аренду самолета. После этого истцу ничего  другого не оставалось, кроме как обратиться в эти же суды с иском по существу спора.  Недобросовестный ответчик же, по чьей инициативе в исполнении уже вынесенного  арбитражного решения было отказано, просил оставить иск без рассмотрения и направить  стороны в арбитраж на основании п. 5 ч. 1 ст. 148 АПК. Можно лишь удивляться цинизму  такой позиции - ведь тот же самый ответчик добился отказа в приведении в исполнение  арбитражного решения именно по мотиву того, что спор третейскому суду якобы  неподсуден! В кассационной инстанции истец добился «справедливости» - указания  государственному суду рассмотреть спор по существу:  «Апелляционная инстанция, отменяя определение суда, обоснованно исходила из  того, что решение от 23.06.2005 Международного коммерческого арбитражного суда  при Торгово-промышленной палате Российской Федерации о взыскании с общества  в пользу предприятия задолженности в сумме 266031 долларов США, составляющих  остаточную стоимость воздушного судна, не может быть реально исполнено,  поскольку Арбитражный суд Новосибирской области по другому делу отказал в  выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение указанного решения,  сославшись на то, что возникший между сторонами спор относится к  исключительной подсудности арбитражного суда. В этой связи пришла к правомерному выводу, что по данному делу оснований для оставления иска без  рассмотрения не имеется, оставляя иск без рассмотрения, суд лишил истца права на  судебную защиту». 

Вполне логичный результат - лишив истца права на обращение в международный  арбитраж, государственный суд должен быть готов рассматривать спор по существу.


Международный суд Иные услуги Практика
Наши цены Вас приятно удивят: подача иска в суд всего 8 500 рублей.
Консультация по любым вопросам абсолютно бесплатно!
Более 1 200 лет назад люди придумали цивилизованный способ разрешения споров, избегая насилия и варварства, защищая свои права и интересы, вот и по сей день институт правосудия становится все более актуальным.

Юристы нашего Центра накопили значительный опыт в разрешении проблем российского и зарубежного правового характера, всегда готовы помочь Вам в этом.
Отзывы и предложения ...