На главную Консультация Подать иск Подать жалобу Выезд юриста Форум
Регистрация ООО Регистрация ЗАО Регистрация АО Регистрация ИП Иностранное ЮЛ
Работа юристам О компании Контакты Карта сайта
ОБЩЕРОССИЙСКИЙ  ЦЕНТР  ПРАВОВОЙ  ПОДДЕРЖКИ



Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
Общероссийский центр правовой поддерки
Россия / Москва
Применение принципа lis pendens.
Одним из классических примеров применения принципа lis pendens в арбитраже является дело  Fomento. В этом деле Суд Швейцарии принял редкое в международной практике решение в поддержку принципа lis pendens, при этом аннулировав решение арбитражного трибунала в Женеве и проигнорировав принцип компетенции компетенции. В отношении этого  дела К. Зодерлунд отметил: «Арбитражное соглашение … (по делу  Fomento) было бы однозначно признано действительным в Швеции,  где решение суда Панамы, естественно, не имело бы силы». По его  мнению, в Швеции любое вмешательство государственного суда в  арбитражный процесс должно основываться на принципе законности,  то есть иметь правовую основу. Предложение о том, что арбитражный  трибунал обязан приостановить процесс на время решения иностранным судом вопроса о юрисдикции, представляется несовместимым с фундаментальными принципами арбитража. 

Суть данного дела состоит в том, что когда возник спор между  сторонами по договору строительного подряда, одна из сторон, «A»,  якобы игнорируя арбитражную оговорку, обратилась в суд Панамы.  Другая сторона, «Б», ссылаясь на упомянутую выше арбитражную  оговорку, обжаловала принятие судом юрисдикции по делу. Суд Панамы отклонил жалобу «Б», мотивируя это тем, что сторона пропустила  сроки возможного обжалования. Исходя из сложившейся ситуации, «Б»  подала апелляцию и одновременно начала арбитражный процесс в  Женеве. В дальнейшем апелляционный суд Панамы удовлетворил  апелляцию «Б», но впоследствии Верховный суд оставил в силе решение суда первой инстанции. Арбитражный трибунал принял юрисдикцию по делу и вынес свое решение. Сторона «A» обжаловала это решение в суде страны арбитража; Суд Швейцарии отменил арбитражное  решение. Решение Федерального Верховного суда Швейцарии основывалось на Законе Швейцарии «О международном частном праве»,  который устанавливает, что если иск по такому же вопросу и между  теми же сторонами уже рассматривается за рубежом, суд Швейцарии  обязан приостановить процесс, если можно предположить, что решение  по делу возможно исполнить в Швейцарии и оно будет вынесено иностранным судом в разумный срок3. Суд также признал принцип lis  pendens положением о юрисдикции, а не просто процессуальным положением. Он указал, что принятие двух коллизионных решений по  одному и тому же делу между теми же сторонами противоречит публичному порядку страны. Вследствие этого, как уже отмечалось выше,  арбитражное решение было отменено. Примером действия принципа lis pendens в арбитраже является и  дело Buenaventura. Показательным в этом деле является то, что, несмотря на его явное сходство с делом Fomento, суд одной и той же  страны (Швейцарии) принял по нему противоположное решение. Это  решение напрямую касается отмеченного выше принципа компетенции компетенции. В деле Buenaventura в то время, когда одна сторона (истец) обратилась с иском о нарушении ее корпоративных прав в  государственный суд (в данном случае, это перуанский суд), другая  сторона (ответчик) инициировала арбитраж в Швейцарии.

Оба разбирательства знали свою юрисдикцию по делу. Суд Перу мотивировал  свое решение тем, что использованная ответчиком арбитражная оговорка противоречит перуанскому праву, так как не все участники  процесса, по мнению суда, являются ее сторонами. Арбитражный  трибунал в своем предварительном решении о юрисдикции определил, что принцип lis pendens не применяется к ситуации, где в конфликт вступают арбитражное и судебное решения. По мнению арбитров, несмотря на тождественность сторон и предмета спора, в данном  случае отсутствует такой необходимый признак, как идентичность  юрисдикций. Таким образом, в соответствии с арбитражным решением вопрос о действительности арбитражной оговорки мог решать  только арбитражный трибунал.  В процессе обжалования арбитражного решения Суд Швейцарии  оставил его без изменения. При этом, принимая решение о действительности арбитражного решения, швейцарский суд исходил из того,  будет ли решение перуанского суда признано в Швейцарии. Прийдя  к отрицательному выводу в этом вопросе, он, игнорируя принцип lis  pendens, использовал теорию компетенции компетенции. В связи с  такой неоднозначной практикой следует отметить, что упомянутый  фактор в деле Fomento не играл решающей роли, а исходя из приведенных дел, рассмотренных в Швейцарии, можно сделать вывод о  том, что коллизия принципа lis pendens и теории компетенции компетенции может вызывать некоторую непредсказуемость в исходе арбитражных дел. При этом решения этой проблемы на сегодняшний  день предложено не было.

Одним из проблемных в отношении принципа lis pendens является вопрос о том, обязан ли суд или арбитражный трибунал реагировать  самостоятельно на существование параллельного процесса или инициатива должна исходить от сторон и как суд может воздействовать  на параллельный арбитражный процесс. Что касается применения принципа lis pendens арбитрами ex  offi  cio, то в литературе высказано мнение, что в арбитраже не существует принципа, доминирующего над соглашением сторон. Арбитражный трибунал в силу принципа компетенции компетенции не  обязан приостанавливать процесс или отказываться от своего мандата. Следует подчеркнуть, что право арбитражного трибунала продолжать рассмотрение спора, несмотря на существование параллельного судебного процесса, должно обязательно основываться на действительном арбитражном соглашении. В противном случае решение  может быть обжаловано или могут возникнуть проблемы в связи с  его исполнением на основании ст. V Нью-Йоркской конвенции. Принципиально принимая такой подход, следует отметить, что  решение этой ситуации во многом зависит от национального регулирования полномочий суда. По мнению Франсуа Пере, в некоторых  юрисдикциях, например Франции, принцип компетенции компетенции имеет двоякий эффект: как позитивный - право арбитражного  трибунала самостоятельно определять свою юрисдикцию, так и негативный - обязанность суда в случае наличия действительной арбитражной оговорки передать дело в арбитраж. Последнее вытекает  из положения п. 3 ст. II Нью-Йоркской конвенции, в которой обязанность суда обуславливается наличием ходатайства одной из сторон. В этой связи можно сделать следующие выводы: во-первых, обязанность судей или арбитров принимать решения ex offi  cio, без ходатайства сторон, зависит прежде всего от национального законодательства каждой отдельной юрисдикции; во-вторых, при наличии действительного арбитражного соглашения арбитражный трибунал не  обязан приостанавливать процесс или складывать мандат даже в  случае существования параллельного процесса; в-третьих, если суд,  столкнувшись с проблемой lis pendens, пришел к выводу о том, что  арбитражный трибунал действует на основании действительного арбитражного соглашения, он в соответствии с п. 3 ст. II Нью-Йоркской  конвенции обязан передать дело в арбитраж.

Если же в процессе  анализа арбитражного соглашения или других обстоятельств, связанных, например, с коллизией между арбитражным процессом и публичным порядком страны суда, суд придет к выводу об отсутствии  юрисдикции у арбитражного трибунала, в этом случае возникает проблема, которая на сегодняшний день не имеет однозначного урегулирования. Одним из возможных, хотя и достаточно спорных, выходов  из ситуации может быть запрет на подачу (принятие к рассмотрению)  искового заявления (аnti-suit injunction).  Традиционно, запрет на подачу (принятие к рассмотрению) искового заявления широко распространен в англосаксонской системе  права и заключается в том, что на основании ходатайства одной стороны суд выносит определения о запрете для другой стороны инициировать процесс в другой юрисдикции. При этом предписание  суда может касаться как сторон процесса, так и непосредственно  арбитражного трибунала, с учетом, что параллельные процессы могут  находиться на разных стадиях рассмотрения дела. По мнению Эммануэля Гэлларда, наблюдается тенденция внедрения обсуждаемого  англосаксонского правового механизма в романо-германскую систему права и в арбитраж. Вместе с тем пока что арбитражные трибуналы редко прислушиваются к мнению иностранных судов. Иллюстрацией этому может послужить известное дело KBC против  Pertamina3. В деле Pertamina спор возник между государственной организацией Pertamina и частной компанией KBC в связи с договором о  строительстве геотермального завода в Индонезии. После того как  выполнение проекта было в одностороннем порядке приостановлено  правительством Индонезии, KBC начала арбитраж в Швейцарии в  соответствии с регламентом ЮНСИТРАЛ и на основании арбитражной оговорки в оспариваемом договоре. В декабре 2000 г. арбитражный трибунал вынес решение, в котором постановил Pertamina выплатить  KBC ущерб в 260 миллионов долларов США. После неудачного обжалования решения в Швейцарии Pertamina обратилась с заявлением в  суд Индонезии об аннулировании арбитражного решения и вынесении  запрета на его исполнение за рубежом. В это время KBC обратилось в  окружной суд США Южного округа Техаса с заявлением о признании  арбитражного решения действительным. В декабре 2001 г. суд США  удовлетворил требование KBC. В 2002 г. (первое решение - апрель,  второе - август) суд Индонезии удовлетворил требования Pertamina,  запретив KBC под угрозой штрафа в размере 500 000 долларов США  принимать попытки исполнения арбитражного решения в любой стране, а также аннулировав арбитражное решение на основании его противоречия закону Индонезии. Следует отметить, что до вынесения решения индонезийским судом  KBC обратилась в суд США с просьбой принудить Pertamina отозвать  свое заявление об аннулировании арбитражного решения из суда Индонезии. 29 марта 2002 г. суд Южного округа Техаса удовлетворил  требования KBC, однако Pertamina никаких действий в связи с этим не  предприняла. В дальнейшем суд США вынес еще два решения: 
1. О признании факта неуважения стороны Pertamina судебного решения США;
2. О повторном признании арбитражного решения.  Как видно из дела Pertamina, решения иностранных судов не  всегда могут эффективно влиять на арбитражный процесс в силу его  международного характера. Естественно, гармонизировать в конечном  счете механизм запрета на подачу (принятие к рассмотрению) искового заявления можно через соответствующие двусторонние или многосторонние соглашения о признании судебных решений. 

Еще один пример постановления запрета на подачу (принятие к  рассмотрению) искового заявления относится уже не только к сторонам, но и к арбитражному трибуналу в том числе. В деле Salini  Construttori ответчик, эфиопская государственная организация, несмотря на уже осуществляющийся арбитражный процесс, начала  отдельный процесс в суде Эфиопии. Среди некоторых решений, которые ей удалось получить, было решение Верховного суда в отношении арбитражного трибунала, обязывающее его временно приостановить рассмотрение дела, и постановление суда первой инстанции,  запрещающее истцу продолжать арбитраж до тех пор, пока суд Эфиопии не вынесет решение о юрисдикции арбитражного трибунала.  В отношении этих мер арбитражный трибунал указал: «Арбитражный  трибунал выражает высочайшее уважение судам Эфиопии. Тем не  менее, … трибунал не считает себя обязанным приостановить процесс  как следствие вынесенных предписаний Верховным судом Эфиопии  и Федеральным судом первой инстанции. Таким образом, исходя из  обстоятельств дела, он (трибунал) считает своим долгом продолжать  арбитражный процесс».  Следует отметить, что хотя в арбитраже в большинстве случаев  вынесение запрета на подачу (принятие к рассмотрению) искового  заявления не имеет мгновенного позитивного результата для заявителя, этот правовой механизм нельзя считать безрезультатным. Дело  в том, что в большинстве случаев за получением предписания о запрете сторона (чаще всего, ответчик) обращается в суд по месту  своего нахождения. Следовательно, даже если арбитражный трибунал  отказывается исполнить решение иностранного суда, принятое впоследствии арбитражное решение, скорее всего, будет считаться незаконным в стране заявителя (ответчика). Таким образом, если первичным местом исполнения решения является страна ответчика, рассмотренный правовой способ применения принципа lis pendens становится целесообразным. Альтернативным или дополнительным вариантом влияния на  арбитражный процесс в случае наличия параллельного судебного  процесса может быть обращение в суд места арбитража при условии,  что национальное право этой страны предусматривает такую возможность. В данной ситуации получение судебного запрета на принятие  к рассмотрению арбитражным трибуналом искового заявления создает возможность эффективного обжалования арбитражного решения. Запрет на подачу (принятие к рассмотрению) искового заявления,  скорее, имеет стратегическое значение и создает условия для эффективного обжалования арбитражного решения и его последующего  аннулирования.


Международный суд Иные услуги Практика
Наши цены Вас приятно удивят: подача иска в суд всего 8 500 рублей.
Консультация по любым вопросам абсолютно бесплатно!
Более 1 200 лет назад люди придумали цивилизованный способ разрешения споров, избегая насилия и варварства, защищая свои права и интересы, вот и по сей день институт правосудия становится все более актуальным.

Юристы нашего Центра накопили значительный опыт в разрешении проблем российского и зарубежного правового характера, всегда готовы помочь Вам в этом.
Отзывы и предложения ...