На главную Консультация Подать иск Подать жалобу Выезд юриста Форум
Регистрация ООО Регистрация ЗАО Регистрация АО Регистрация ИП Иностранное ЮЛ
Работа юристам О компании Контакты Карта сайта
ОБЩЕРОССИЙСКИЙ  ЦЕНТР  ПРАВОВОЙ  ПОДДЕРЖКИ



Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
Общероссийский центр правовой поддерки
Россия / Москва
Основания для отказа в приведении в исполнение или отмены решения  международного арбитража,
связанные с процессуальными недостатками при  проведении арбитражного разбирательства.
Статьей V Конвенции и ст. 36 Закона о МКА, помимо юрисдикционных возражений  против приведения в исполнение решений международных арбитражей, предусмотрены  также возражения, связанные с процессуальными недостатками при проведении  арбитражного разбирательства (подп. «b» и «d» п. 1 ст. V, подп. 1 п. 1 ст. 36 Закона о  МКА). Аналогичные возражения перечислены также в подп. 1 п. 2 ст. 34 Закона о МКА  как основания для отмены решения международного коммерческого арбитража,  вынесенного в России. Эти возражения можно сгруппировать следующим образом: 

►  1. сторона, против которой вынесено арбитражное решение, не была  должным образом уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном  разбирательстве; 
►  2. сторона, против которой вынесено арбитражное решение, по другим  причинам не могла представить свои объяснения; 
►  3.  состав  арбитражного  органа  или  арбитражный  процесс  не  соответствовали  соглашению  сторон  или  при  отсутствии  такового  не  соответствовали закону той страны, где имел место арбитраж. 

Следует обратить особое внимание на то, что отказ стороны от участия в  арбитражном разбирательстве, о котором она была надлежащим образом уведомлена, не  препятствует рассмотрению дела в ее отсутствие. Статья IV Европейской конвенции, а  также ряд национальных законов о международном коммерческом арбитраже (в  частности, ст. 25 Закона о МКА) содержат нормы, призванные воспрепятствовать  недобросовестному  ответчику,  игнорирующему  уведомления  об  арбитраже,  о  формировании состава арбитров и проведении слушаний, вправе впоследствии ссылаться  на нарушение его процессуальных прав. Аналогичные нормы есть в регламентах всех  институциональных арбитражей (см., например, п. 4 § 32 Регламента МКАС при ТПП РФ)  и в Арбитражном регламенте ЮНСИТРАЛ (см. п. 2 и 3 ст. 30 редакции 2010 г.). Таким  образом, ответчик, который просто отказывается воспользоваться своим правом на  участие в арбитраже и оспаривание выдвинутых против него аргументов, не только не  затрудняет процессуальное положение истца, но, напротив, облегчает ему задачи по  ведению арбитражного дела (об этом см. подробнее в § 3.5 ранее).  Карабельников Б.Р. Международный коммерческий арбитраж.

Тем не менее как показывает опыт автора, многие российские организации,  сталкиваясь с предъявлением против них исков в международный коммерческий  арбитраж, особенно зарубежный, делают вид, будто они не получили соответствующие  уведомления или не поняли их содержания (эти уведомления составляются, как правило,  не на русском языке). Поскольку арбитры (а вслед за ними и государственные суды)  достаточно неформально подходят к анализу доказательств о вручении ответчику  уведомлений об арбитраже, такая политика вряд ли может принести успех. Стороне,  против которой было возбуждено арбитражное разбирательство, целесообразнее  воспользоваться всеми преимуществами, связанными с участием в деле (такими, как  право на назначение арбитра, на выдвижение юрисдикционных возражений и возражений  по существу спора, см. об этом подробнее Главу 3), нежели пытаться доказать, что ни  одно из многочисленных уведомлений не было ей доставлено. Более того, внезапное  изменение адреса не освобождает добросовестного участника внешнеэкономических  отношений  от  обязанности  проинформировать  партнеров  о  своем  новом  местонахождении.  В то же время истцу, встретившемуся с нежеланием ответчика участвовать в  арбитражном разбирательстве, следует заранее позаботиться о фиксации доказательств  доставки ответчику всех уведомлений, связанных с арбитражем. Нельзя возлагать  ответственность за доставку (или недоставку) уведомлений только на курьерские службы,  даже если это всемирно известные почтовые компании. В литературе описаны  многочисленные случаи, когда доставка соглашений по адресу, оказывающемуся  «абонентским ящиком» или офисом, откуда ответчик давно переехал, приводила к  невозможности приведения в исполнение вынесенных арбитражных решений. Кроме того, государственный суд,  рассматривающий заявление о приведении в исполнение решения международного  коммерческого арбитража, может подходить к вопросу о доставке уведомлений более  консервативно, нежели арбитры. Поэтому для доставки уведомлений стороне, которая  может недобросовестно уклониться от их получения, а потом ссылаться на это, возражая  против признания и исполнения иностранного арбитражного решения, целесообразнее  сразу воспользоваться услугами местных юристов, которые потом смогут либо дать  свидетельские показания о доставке уведомления, либо с самого начала оформят доставку  уведомления таким образом, что недобросовестный ответчик лишится возможности  ссылаться на свое незнание о проведении арбитража.

Упомянутое Постановление Президиума ВАС РФ от 22 февраля 2005 г.  № 14548/04  по  делу  № А40-47341/03-25-179,  положенное  в  основу  п. 23  Информационного письма № 96, стало одним из первых прецедентов, разъяснивших  российским компаниям ошибочность тактики, основывающейся на уклонении от участия  в арбитражном разбирательстве. Тем не менее даже спустя многие годы после этого  разъяснения высшей судебной инстанции, многие российские ответчики продолжают  рассчитывать на то, что им удастся убедить судью государственного арбитражного суда в  том, что они не ведали о том, что против них был подан иск. Рассмотрим несколько  примеров из недавней судебной практики.  Фирма «М.С.И. Фертрибс ГмбХ» (M.S.I. Vertriebs Gmbh) обратилась в Арбитражный  суд г. Москвы с заявлением об отмене решения МКАС при ТПП РФ от 29 декабря 2007 г.  по делу № 76/2007, согласно которому удовлетворен иск ЗАО «Евроэкспо» к этой фирме о  взыскании задолженности.  Заявление мотивировано тем, что ответчик не был надлежащим образом извещен о  времени и месте третейского разбирательства. Арбитражные суды двух инстанций в  удовлетворении заявления отказали, причем Постановление ФАС МО от 24 сентября  2008 г. № КГ-А40/6326-08 разъяснило следующее:  «В ходатайстве, направленном ответчиком в МКАС при ТПП РФ, им указан  адрес, по которому его следует извещать о времени и месте разбирательства.  Извещение о слушании от 29 декабря 2007 г. было направлено ответчику по  указанному им адресу посредством UPS-почты. В материалах дела № 76/2007  имеется уведомление о вручении извещения ответчику 16 ноября 2007 г., то есть  заблаговременно до даты слушания.  Ответчик по третейскому разбирательству утверждает, что лицо, расписавшееся  за получение извещения о времени и месте слушания от 29 декабря 2007 г., не имеет  отношения к Фирме М.С.И. Фертрибс ГмбХ (M.S.I. Vertriebs Gmbh), вследствие чего  ответчик не может считаться надлежащим образом извещенным о времени и месте  слушания дела.  Вопреки указанному доводу, на уведомлении о получении извещения стоит  подпись лица по фамилии Ш. Данная фамилия принадлежит не только руководителю  Фирмы М.С.И. Фертрибс ГмбХ (M.S.I. Vertriebs Gmbh), но и нескольким работникам  данной фирмы. Указанное обстоятельство не опровергнуто ответчиком в  кассационной жалобе.

Исходя из изложенного, суд кассационной инстанции, соглашаясь с выводом  суда первой инстанции, считает, что третейский суд предпринял необходимые и  требовавшиеся от него меры по извещению ответчика о времени и месте судебного  заседания, на основании чего суд кассационной инстанции приходит к выводу об  отсутствии оснований для отмены решения МКАС при ТПП РФ от 29 декабря  2007 г., предусмотренных ст. 233 АПК РФ, пп. 1 п. 2 ст. 34 Федерального закона "О  международном коммерческом арбитраже"».  В самом деле, если при доставке документов в офис ответчика их принимают  неуполномоченные лица, то такое положение дел с документооборотом свидетельствует о  злонамеренности или просто беспорядке в таком офисе, но отнюдь не о вине  международного арбитража в неуведомлении ответчика. Разумеется, вручая документы в  офисе компании сотруднику, который расписывается в их получении, курьер или  почтальон не должен требовать доверенность, уполномочивающую такое лицо  осуществлять прием документов.  Постановлением ФАС ВВО от 1 марта 2010 г. по делу № А17-2815/2009 оставлено  без изменений Определение Арбитражного суда Ивановской области об удовлетворении  заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения  МКАС при ТПП РФ, принятого 9 апреля 2009 г. по делу № 64/2008 по иску Акционерного  общества «Бюро исследований, проектов и реализации "Энергопроект-Катовице"» к  обществу с ограниченной ответственностью «ДСК-Стройсервис». Ответчик возражал  против выдачи исполнительного листа, ссылаясь на то, что не был должным образом  уведомлен МКАС при ТПП РФ о проведении арбитражного разбирательства.  Кассационная инстанция этот аргумент полностью отвергла, указав следующее:  «МКАС при ТПП РФ при рассмотрении дела № 64/2008 не допустил  ненадлежащего уведомления должника об избрании (назначении) третейских судей.  В соответствии с пунктом 1 статьи 3 Закона Российской Федерации от  07.07.1993 № 5338-1 "О международном коммерческом арбитраже" и пунктами 3 и 6  параграфа 16 Регламента МКАС при ТПП Российской Федерации любое письменное  сообщение считается полученным, если оно направлено заказным письмом по  последнему  известному  почтовому  адресу  или  любым  иным  образом,  предусматривающим регистрацию попытки доставки этого сообщения.  Согласно пункту 4 параграфа 32 Регламента МКАС при ТПП Российской  Федерации неявка стороны, надлежащим образом извещенной о времени и месте слушания, не препятствует разбирательству дела и вынесению решения, если только  неявившаяся сторона не заявила заблаговременно и в письменной форме ходатайство  об отложении слушания дела по уважительной причине. 

Следовательно, направляя корреспонденцию Обществу по адресу, имеющемуся  в материалах дела, МКАС при ТПП РФ действовал правильно и Общество было не  лишено возможности представить суду свои объяснения и доказательства. Однако  вследствие необеспечения того, чтобы корреспонденция, направляемая в его адрес,  была получена им, Общество не принимало участия в судебном процессе».  Иными словами, именно ответчик должен был доказать, что его не уведомили о  проведении арбитража, однако он этого не сделал, просто пожаловавшись на то, что  документы из МКАС при ТПП РФ он якобы не получил. В самом деле, доказать факт  неуведомления очень непросто, и в этом состоит дополнительное процессуальное бремя  доказывания, возложенное на сторону, проигравшую международный арбитраж. 

Постановлением Президиума ВАС РФ от 20 января 2009 г. № 10718/08 по делу  № А40-31732/07-30-319 были отменены решения арбитражных судов двух инстанций об  отказе в признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения,  вынесенного Лондонским международным третейским судом 23 марта 2007 г. по делу  № 6803, обязывающего закрытое акционерное общество «Глобалстар - Космические  Телекоммуникации» выплатить компании Loral Space & Communications Holdings  Corporation определенную денежную сумму. Отказ в приведении в исполнение решения  ЛМТС был основан на том, что судьи Арбитражного суда г. Москвы и ФАС МО  посчитали, что ответчик получил уведомление о проведении арбитражного слушания 5  февраля 2007 г. лишь 31 января 2007 г., что лишило его возможности послать своего  представителя для участия в устном слушании. Президиум ВАС с таким подходом не  согласился:  «При оценке факта уведомления, состоящего из нескольких документов,  направленных в разное время, необходимо установить, насколько заблаговременно  были сообщены стороне третейского разбирательства те конкретные сведения, на  несвоевременность получения которых она ссылается как на основание своего  заявления о недолжном уведомлении о третейском разбирательстве.  Между тем судами установлено, что о проведении окончательного слушания  дела в Лондоне 05/06.02.2007 в месте, подлежащем согласованию сторонами,  третейский суд известил общество факсимильным сообщением от 09.11.2006 и в дальнейшем подтвердил эту дату факсимильными сообщениями от 14.12.2006 и  03.01.2007 (пункты 36, 45 и 46 решения третейского суда).  Получение указанных сообщений общество [ответчик. - Б.К.] не отрицало.  <…>  Учитывая, что стороны разбирательства не согласовали конкретный адрес его  проведения в Лондоне, третейский суд определил его сам на основании пункта 16.1  Регламента, о чем 15.01.2007 известил стороны факсимильным сообщением.  Последнее письмо, направленное обществу третейским судом 25.01.2007  факсимильным сообщением и курьером, содержало дату и час начала, а также  почтовый адрес места проведения слушания в Лондоне. 

Арбитражные суды сочли, что надлежащим извещением является лишь это  письмо, полученное обществом 31.01.2007, поскольку только в нем одновременно  были указаны все необходимые сведения.  Однако такой вывод является неправильным. В письме от 25.01.2007, по  существу, продублированы сведения, ранее уже сообщавшиеся обществу.  Место проведения третейского разбирательства в Лондоне было согласовано  сторонами спора 14.09.2000 при заключении договора займа и подтверждено  третейским судом в факсимильном сообщении от 09.11.2006. В нем же указана и  дата слушания дела - 05/06.02.2007.  Следовательно, третейский суд уведомил общество о времени и стране  проведения третейского разбирательства почти за три месяца до его начала, что  является достаточным сроком для обращения за визой представителями общества,  чье участие предполагалось в устных слушаниях.  Неуказание в факсимильном сообщении от 09.11.2006 часа, с которого  начинается слушание дела, а также конкретного адреса его проведения в Лондоне не  может рассматриваться в качестве юридически значимых сведений для целей  оформления визы и ввести общество в заблуждение относительно сроков и страны  получения визы его представителями».  На этом примере видно, что Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ гораздо  менее склонен доверять жалобам российских ответчиков на то, что их не уведомили о  проведении арбитража, нежели это делают судьи арбитражных судов нижестоящих  инстанций.  Карабельников Б.Р. Международный коммерческий арбитраж.

Вот другой пример, в котором судьи ВАС РФ исправляют ошибку коллег в  отношении оценки имеющихся в деле доказательств уведомления российского ответчика  о проведении арбитража за рубежом:  «Отказывая в удовлетворении ходатайства о признании и приведении в  исполнение иностранного арбитражного решения, нижестоящие суды исходили из  того, что компания не предоставила предусмотренного Договором между  Российской Федерацией и Республикой Индией о правовой помощи и правовых  отношениях по гражданским и торговым делам 2000 года доказательства вступления  арбитражного решения в законную силу. Кроме того, суды обосновывали  необходимость направления извещений об арбитраже в порядке, предусмотренном  указанным международным договором. 

Поскольку международный коммерческий арбитраж является альтернативной  формой разрешения гражданско-правовых споров, основанной на договоре, его  решения не могут вступать в законную силу. Согласно подпункту «е» пункта 1  статьи V Конвенции Организации Объединенных Наций о признании и приведении в  исполнение иностранных арбитражных решений (г. Нью-Йорк, 1958; далее -  Конвенция) одним из оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на  принудительное исполнение арбитражного решения может являться тот факт, что  решение еще не стало окончательным для сторон или было отменено или  приостановлено исполнением компетентной властью страны, где оно было вынесено,  или страны, закон которой применяется. Данное основание применяется по  заявлению стороны и подлежит доказыванию.  Подобных доказательств в материалах дела не содержится.  Нижестоящие суды также не учли того обстоятельства, что упомянутый  двусторонний договор о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским  и торговым делам направлен на создание механизма сотрудничества лишь  государственных судов и органов юстиции, юрисдикция которых ограничивается  территорией соответствующего государства и к которым арбитраж не относится.  Порядок извещения сторон о дате и месте арбитражного разбирательства  регулируется соглашением сторон, а также законодательством государства места  арбитража и государства места последующего исполнения арбитражного решения в  части соблюдения фундаментальных процессуальных гарантий участвующих в  арбитражном разбирательстве лиц.

Пунктом 15 контракта предусмотрено, что все связанные с ним уведомления  должны передаваться по почте, по телексу, по факсу с письменным подтверждением  получения. В пункте 1.3 контракта стороны договорились осуществлять переписку и  составлять документы на английском языке. Материалы дела свидетельствуют о том,  что предусмотренный контрактом порядок извещения был компанией соблюден.  Таким образом, довод судов о несоблюдении официального порядка извещения  общества о дате и месте арбитражного разбирательства в качестве одного из  оснований для отказа в признании и приведении в исполнение арбитражного  решения является необоснованным» (Определение ВАС РФ от 25 июля 2011 года  № ВАС-6857/11 по делу № А73-12888/2009326).  Действительно, нормы международных договоров, связывающих Россию и другие  государства, не касаются того, как и каким образом следует уведомлять ответчика о  проведении арбитража за пределами России: этот вопрос регулируется положениями  соответствующих контрактов, арбитражных регламентов и законодательства о  международном арбитраже, которому подчинена арбитражная оговорка, и бремя  доказывания факта неуведомления ответчика в соответствии с п. 1 ст. V Конвенции лежит  на самом ответчике.   В недавней российской судебной практике имело место дело, в котором ответчик  активно участвовал в третейском разбирательстве, его представитель присутствовал и  поддерживал позицию своего доверителя в ходе заседания третейского суда, но потом  (после того, как иск был третейским судом удовлетворен), ответчик стал возражать  против выдачи исполнительного листа на приведение в исполнение решения третейского  суда со ссылкой на то, что его якобы не уведомили о проведении третейского  разбирательства. Это было дело индивидуального предпринимателя Моисеевой против  ЗАО «Тандер».

Самое удивительное, что государственные  арбитражные суды двух инстанций с такой очевидно недобросовестной позицией  ответчика согласились, указав, что извещения о третейском разбирательстве были  направлены по месту расположения структурного подразделения общества при  отсутствии у его руководителя полномочий представлять интересы юридического лица в  третейском суде и, кроме того, в заседании третейского суда принимало участие лицо, не имевшее должным образом оформленных правомочий на представление интересов  ответчика в третейском суде. 

Президиум ВАС РФ своим Постановлением от 25 октября 2011 г. № 18613/10  решения нижестоящих судов отменил и поручил выдать исполнительный лист на  приведение в исполнение решения третейского суда. Президиум указал, что получение  директором Ульяновского филиала ЗАО «Тандер» уведомлений из третейского суда  должно рассматриваться как получение уведомлений самим обществом, а дефекты  доверенности, выданной этим директором представителю ЗАО «Тандер», участвовавшему  в процессе третейского разбирательства, не ставят под сомнение то, что ответчик  должным образом воспользовался своим правом на защиту.  Как и в другом Постановлении Президиума ВАС РФ по делу ЗАО «Тандер», о  котором шла речь ранее в § 2.5, в этом деле был создан важнейший прецедент,  закрепляющий принцип добросовестности поведения ответчика. Ответчик не может  сперва полностью воспользоваться возможностью представления своей защиты, и, лишь  проиграв дело, начать жаловаться на то, что, оказывается, он не был надлежащим образом  уведомлен, не был надлежащим образом представлен, не мог защищаться и т.п. Поэтому  данное дело, хотя и рассмотренное в рамках Закона о третейских судах, имеет огромное  значение и для изучения возражений против приведения в исполнение решений  международных коммерческих арбитражей. Отметим также, что в Законе о третейских  судах нет нормы, в полном объеме воспроизводящей норму ст. 4 Закона о МКА, поэтому  это дело ЗАО «Тандер» стало камнем преткновения для государственных арбитражных  судов двух инстанций.  Тем не менее дел, в которых в приведении в исполнение в России решений  международных арбитражей отказывают со ссылкой на неуведомление ответчика по- прежнему много. В качестве таких последних негативных примеров можно привести  постановления ФАС СЗО от 2 декабря 2008 г. по делу № А21-8346/2007, ФАС СЗО от 13  марта 2009 г. по делу № А21-8497/2008, ФАС ДВО от 18 марта 2009 г. № Ф03-5393/2008,  ФАС СКО от 14 сентября 2009 г. по делу № А01-342/2009, ФАС ДВО от 5 мая 2010 г.  № Ф03-1364/2010. Все это ставит перед арбитрами международных арбитражей с  участием  российских  ответчиков  задачу  по  особо  тщательному  следованию  рекомендациям, изложенным ранее (особенно в части получения выписки из  ЕГРЮЛ). Кроме того, следует рекомендовать истцам собирать доказательства, связанные  с доставкой ответчикам в России уведомления о проведении арбитража и участием ответчиков в разбирательстве без заявления возражений о нарушении их процессуальных  прав. Даже если в нарушение нормы Конвенции и Закона о МКА о распределении  бремени доказывания процессуальных нарушений, допущенных в ходе арбитража, суд  примет доказательства того, что ответчик своевременно получил информацию о  проведении международного арбитражного разбирательства, именно от истца, все равно  это поможет истцу добиться своей цели - приведения в исполнение арбитражного  решения на территории России.

После принятия в 2013 году Информационного письма № 156 ошибок судов в этой  области должно стать меньше. Пункт 4 этого письма четко разъясняет, что нарушение  порядка уведомления стороны об арбитражном разбирательстве не является нарушением  публичного порядка, и бремя доказывания факта неуведомления о процессе лежит  именно на ответчике, против которого вынесено арбитражное решение. Попутно  закреплено, что уведомление, доставленное по юридическому адресу российской  компании, всегда будет считаться надлежащим. Хотя вопрос о надлежащем уведомлении  российского ответчика и не относится напрямую к публичному порядку, закрепление на  уровне информационного письма Президиума ВАС РФ западного подхода к норме о  ссылке на отсутствие надлежащего уведомления ответчика должно сыграть важную роль  в совершенствовании отечественной судебной практики по подп. «b» п. 1 ст. V Нью- Йоркской конвенции. Отметим также, хотя процессуальные вопросы признания и  приведения в исполнение и оспаривания арбитражных решений не регулируются ГК РФ, с  1 сентября 2013 года в нем появилась норма, близкая норме п. 1 ст. 3 Закона о МКА, в  соответствии с которой предусматривается, что   «Сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу,  которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не  было ему вручено или адресат не ознакомился с ним».  

Так что попытки российских ответчиков прятаться от контрагентов или не пускать  курьеров в офис, наверное, уйдут в прошлое, так как в российском материальном праве  возникла презумпция ответственности адресата за создание препятствий в доставке ему  юридически значимых сообщений.

Критические выводы о том, что российские государственные суды иногда  нарушают нормы Конвенции и Закона о МКА о распределении бремени доказывания  процессуальных нарушений, допущенных в ходе арбитража, отнюдь не должны  рассматриваться в качестве декларации того, что международные арбитражи всегда  правильно  уведомляют  ответчиков. 

Международный суд Иные услуги Практика
Наши цены Вас приятно удивят: подача иска в суд всего 8 500 рублей.
Консультация по любым вопросам абсолютно бесплатно!
Более 1 200 лет назад люди придумали цивилизованный способ разрешения споров, избегая насилия и варварства, защищая свои права и интересы, вот и по сей день институт правосудия становится все более актуальным.

Юристы нашего Центра накопили значительный опыт в разрешении проблем российского и зарубежного правового характера, всегда готовы помочь Вам в этом.
Отзывы и предложения ...