На главную Консультация Подать иск Подать жалобу Выезд юриста Форум
Регистрация ООО Регистрация ЗАО Регистрация АО Регистрация ИП Иностранное ЮЛ
Работа юристам О компании Контакты Карта сайта
ОБЩЕРОССИЙСКИЙ  ЦЕНТР  ПРАВОВОЙ  ПОДДЕРЖКИ



Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
Общероссийский центр правовой поддерки
Россия / Москва
Общие подходы к правовому регулированию отказа в признании и приведении  в исполнение решений международных арбитражей и отмены решений международных  арбитражей, вынесенных на территории России.
Международное  арбитражное  решение,  вынесенное  в  соответствии  с  согласованной сторонами процедурой независимыми и беспристрастными арбитрами на  основании достигнутого сторонами арбитражного соглашения, должно быть исполнено  принудительно, если проигравшая дело сторона не исполнит его добровольно.  Добровольное исполнение выгоднее для проигравшей арбитраж стороны как  экономически, так и с точки зрения репутации. Этот тезис уже неоднократно  формулировался выше на страницах этого учебника. Главная причина такого совета,  который можно дать лицу, против которого вынесено арбитражное решение, состоит в  том, что в соответствии со ст. 35 Закона о МКА:  «1. Арбитражное решение, независимо от того, в какой стране оно было вынесено,  признается обязательным и при подаче в компетентный суд письменного  ходатайства проводится в исполнение с учетом положений настоящей статьи и  статьи 36».  Таким образом, в Законе о МКА проводится мысль о том, что после вынесения  решения международного коммерческого арбитража (независимо от того, в какой стране  оно вынесено) спор между сторонами следует считать разрешенным, и лишь в случае,  если имеются обоснованные и процессуально закрепленные возражения против того, как  этот спор был разрешен, или веские основания для ссылки на нарушение норм об  арбитрабильности или публичного порядка lex fori, проигравшая арбитраж сторона может  рассчитывать на то, что решение международного арбитража не будет приведено в  исполнение и/или будет отменено.  Этот подход Закона о МКА основан на нормах, закрепленных в ст. V Нью- Йоркской конвенции, которые сыграли роль системообразующей основы в формировании  принятого после этой Конвенции международного законодательства о международном  арбитраже, имплементированного, в частности, и в Российской Федерации. Только  основания, изложенные в этой статье Конвенции, повторенные в ст. 34 и 36 Закона о  МКА, могут стать поводом к отмене или отказе в приведение в исполнение решения  международного коммерческого арбитража. Но прежде  чем перейти к их методичному изучению, сформулируем главный подход, основанный  на понимании ст. V Нью-Йоркской конвенции судами государств, имеющих репутацию  органов правосудия, оказывающих поддержку международному арбитражу: при  рассмотрении дела, основанного на нормах ст. V Нью-Йоркской конвенции и ст. 34 и  36 Закона о МКА, государственный суд не исполняет функций вышестоящей  инстанции по отношению к международному арбитражу, не проверяет существо его  решения и в большинстве случаев (за исключением исследования вопросов  арбитрабильности и публичного порядка) не играет активной роли: он лишь изучает  аргументы о юрисдикционных и процессуальных нарушениях, допущенных  составом  арбитража,  представленные  лицом,  против  которого  вынесено  соответствующее арбитражное решение. Только при таком подходе государственный  суд может остаться в рамках, отведенных ему Нью-Йоркской конвенцией и Законом о  МКА, и не допустить незаконного вмешательства в деятельность международного  арбитража, запрещенного ст. 5 Закона о МКА.  Доводы стороны, которая возражает против приведения в исполнение решения  международного коммерческого арбитража или пытается добиться его отмены и при этом  не ссылается на какое-либо из оснований, предусмотренных ст. V Конвенции или ст. 34  Закона о МКА, должны оставаться без внимания.

Например, были оставлены без  внимания доводы российского ответчика, возражавшего против приведения в исполнение  в России решения МКАС при ТПП Украины по причине того, что против взыскателя  вынесено решение МКАС при ТПП РФ, что позволяет ответчику рассчитывать на  заключение мирового соглашения. Суды указали, что такие доводы не входят в  исчерпывающий перечень оснований отказа в признании и приведении в исполнение  иностранного арбитражного решения, предусмотренный ст. 36 Закона о МКА и  совпадающий с перечнем, предусмотренным ст. V Конвенции308.  Постановлением ФАС УО от 11 мая 2010 г. № Ф09-3211/10-С5 было приведено в  исполнение иностранное арбитражное решение, несмотря на то что ответчик ссылался на  наличие в нем ошибок, относившихся к существу спорного правоотношения.  Кассационная инстанция при это разъяснила: «Довод общества "Южуралхлебторг" о том, что в переведенном на русский  язык решении апелляционной инстанции арбитража Международной ассоциации по  торговле зерном и кормами ГАФТА № 4164 от 06.08.2009 имеются ошибки в  указании размеров и сроков задолженности ответчика, не может служить основанием  к отмене судебного акта, поскольку не относится к основаниям для отказа в  признании и приведении в исполнение решения иностранного суда [имелось в виду  иностранное арбитражное решение. - Б.К.]».  В другом деле заявитель добивался отмены решения МКАС при ТПП РФ, ссылаясь  при этом на нарушение указанным международным арбитражем «принципа законности». 

Однако нарушение такого принципа не включено в исчерпывающий перечень оснований  для отмены решения международного арбитража, содержащийся в ст. 34 Закона о МКА, в  связи с чем кассационная инстанция разъяснила:  «Оспаривая соблюдение МКАС при ТПП РФ принципа законности,  установленного Конституцией РФ, заявитель фактически ссылается на неправильное  применение третейским судом норм материального права и неполное исследование  доказательств по делу.  Как правильно указал суд первой инстанции, указанные доводы заявителя  направлены на оспаривание решения МКАС при ТПП РФ по существу, в связи с чем  не подлежат рассмотрению арбитражным судом в рамках производства по  оспариванию решения коммерческого арбитража в соответствии с разъяснениями  Президиума  Высшего  Арбитражного  Суда  РФ,  изложенными  в  п. 12  Информационного письма от 22 декабря 2005 г. № 96.  Исходя из изложенного, суд кассационной инстанции приходит к выводу о том,  что доводы ЗАО "Карбон" не являются основаниями для отмены решения МКАС при  ТПП РФ в соответствии со ст. 233 АПК РФ и ст. 34 Закона РФ "О международном  коммерческом арбитраже"».  Таким образом, основополагающие принципы Закона о МКА об окончательности и  обязательности иностранного арбитражного решения реализуются прежде всего через  механизм  ст. V  Конвенции,  которым  ограничиваются  пределы  вмешательства  национальных судов в спор, разрешенный арбитрами. Аналогичный механизм в  отношении решений международных арбитражей, вынесенных на территории России,  содержится в ст. 34 и 36 Закона о МКА.

В АПК указанные принципы окончательности и обязательности решения международного коммерческого арбитража реализуются через  четыре нормы российского законодательства об арбитражном процессе (т.е. процедуре  рассмотрения дел в государственных арбитражных судах): 
►  1. через норму ч. 4 ст. 16 «Обязательность судебных актов» АПК, в  соответствии с которой  «признание и обязательность исполнения на территории Российской Федерации  судебных актов, принятых иностранными судами, иностранных арбитражных  решений определяются международным договором Российской Федерации,  федеральным законом».  Таким международным договором как раз и является Конвенция, а таким  федеральным законом - Закон о МКА, который содержит перечень оснований для отказа в  признании решения международного арбитража, по своей сути идентичные ст. V  Конвенции; 
►  2. через рассмотренную выше норму п. 3 ч. 1 ст. 150 АПК о  прекращении производства по делу, по которому имеется вынесенное решение  международного арбитража, принятое по спору между теми же лицами, о том же предмете  и по тем же основаниям; 
►  3. через норму ч. 4 ст. 243 АПК, согласно которой государственному  арбитражному суду в процессе о признании и приведении в исполнение иностранного  арбитражного решения запрещается пересматривать такое решение по существу.  Правда, собственно в тексте ч. 4 ст. 243 АПК упомянуты лишь решения иностранных  судов, однако и название статьи («Порядок рассмотрения заявления о признании и  приведении в исполнение решения иностранного суда и иностранного арбитражного  решения»), и ссылки ч. 4 ст. 16 АПК на международный договор, которым является  Конвенция, не допускающая пересмотр национальным судом решения иностранного  арбитража, свидетельствуют о том, что несмотря на дефект юридической техники в ч. 4  ст. 243 АПК данная норма распространяется не только на судебные, но и на иностранные  арбитражные решения. (Этот академический анализ был подтвержден Постановлением  Президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 г. № 9899/09, о котором речь пойдет далее, и п.  1 Информационного письма № 156.) Так как приведенные в ст. 36 Закона о МКА  основания для отказа в исполнении иностранных арбитражных решений и решений  международных коммерческих арбитражей, вынесенных в России, совпадают, то вывод о  запрете на пересмотр существа арбитражного решения распространяется и на решения   международных арбитражей, вынесенные в России, причем запрет этот касается не только  процесса о приведении в исполнение, но и процесса об отмене соответствующего решения  международного арбитража; 
►  4. через норму ч. 2 ст. 244 АПК, содержащую ссылку на ч. 4 ст. 239 АПК, и  аналогичную норму ч. 4 ст. 233 АПК, которые запрещают произвольное расширение  оснований для отказа в приведении в исполнение или отмены решения международного  арбитража, и согласно которым «арбитражный суд может отказать в выдаче исполнительного листа на  принудительное исполнение решения международного коммерческого арбитража по  основаниям, предусмотренным международным договором Российской Федерации и  федеральным законом о международном коммерческом арбитраже».  В ч. 4 ст. 239 АПК и ч. 4 ст. 233 АПК под международным договором также  понимается Конвенция, а под федеральным законом - Закон о МКА.

Оба указанных акта  содержат исчерпывающий перечень оснований для отказа в приведении в исполнении или  отмены международных арбитражных решений, который не может дополняться никакими  иными российскими законами, в том числе и АПК.  В результате мы приходим к выводу о том, что АПК не только не содержит  дополнительных оснований для отказа в признании и приведении в исполнение или  отмены решений международных арбитражей, не предусмотренных Конвенцией или  Законом о МКА, но в нем даже не сделано попытки просто сформулировать такие  основания, а лишь содержится отсылочная норма, которой в российское национальное  законодательство об арбитражном процессе инкорпорируется ст. V Конвенции и в  которой повторяются основания для отказа в исполнении решения международного  коммерческого арбитража, установленные ст. 36 Закона о МКА. Аналогичные основания  применяются для отмены решения международного арбитража, вынесенного на  территории Российской Федерации, - отсылка к ст. 34 Закона о МКА содержится в ч. 4  ст. 233 АПК.  Отметим, что при анализе оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на  исполнение международного арбитражного решения, вынесенного на территории России,  помимо норм ст. 35 и 36 Закона о МКА российские государственные арбитражные суды  также обязаны применять общие нормы ст. 4 и 5 этого Закона, закрепляющие  соответственно  принцип  утраты  процессуального  права,  которым  сторона  разбирательства не воспользовалась своевременно, и принцип запрета на не предусмотренное этим Законом вмешательство государственного суда в спор,  подведомственный международному арбитражу. Прежде чем обратиться к содержательному анализу различных оснований для отказа  в исполнении международного арбитражного решения или его отмены, обратим внимание  на то, как в АПК изложены такие основания.   Нормы части 4 ст. 233 АПК и части 4 ст. 239 АПК, в соответствии с которыми  решение международного арбитража может быть отменено или в выдаче исполнительного  листа на его принудительное исполнение может быть отказано «по основаниям,  предусмотренным международным договором Российской Федерации и федеральным  законом о международном коммерческом арбитраже», содержатся в статьях, которые  также регулируют процедуру отмены или отказа в исполнении решений внутренних  третейских судов, действующих на основании Закона о третейских судах, а не Закона о  МКА. Интересно, что основания для отмены или отказа в приведении в исполнение  решений внутренних третейских судов сформулированы непосредственное в тексте АПК  (ч. 2 и 3 ст. 233 и ч. 2 и 3 ст. 239 соответственно), в отличие от аналогичных оснований  для отмены или отказа в приведении в исполнение решений международных арбитражей,  к которым в тексте АПК содержатся лишь отсылки.

Поэтому при обосновании отмены решения международного арбитража или отказа  в его приведении в исполнение недопустимо ссылаться на основания, предусмотренные  ст. 233 и 239 АПК для отмены или отказа в исполнении решений внутренних третейских  судов. Хотя эти основания и весьма близки, ссылка на не подлежащий применению закон  может привести к отмене судебного акта и к затягиванию процедуры принудительного  исполнения решения международного арбитража.  В качестве примера можно привести следующее дело. Иностранная компания  обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о выдаче исполнительного листа  на принудительное исполнение решения МКАС при ТПП РФ. Заявление было  удовлетворено, суд первой инстанции со ссылкой на ч. 2 и 3 ст. 239 АПК указал, что  оснований для отказа в выдаче исполнительного листа, предусмотренных АПК, не  установлено. Отменяя это определение, ФАС МО указал:  «В соответствии с частью 4 статьи 239 АПК РФ арбитражный суд может  отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения  международного коммерческого арбитража по основаниям, предусмотренным международным  договором  и  федеральным  законом  о  международном  коммерческом арбитраже.  Статьей 36 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже»  предусмотрены основания для отказа в признании или приведении в исполнение  арбитражного решения.  Однако суд первой инстанции в нарушение положений части 4  статьи 239  АПК РФ не руководствовался Законом РФ «О международном коммерческом  арбитраже» при рассмотрении данного дела и не установил наличие или отсутствие  обстоятельств, предусмотренных подпунктом 2 пункта 1 статьи 36 упомянутого  закона.  Учитывая изложенное, суд кассационной инстанции считает, что  определение ... принято с нарушением норм процессуального права (ч. 4 ст. 239  АПК РФ), которое привело к принятию неправильного судебного акта». 

Из этого примера видно, как важно ссылаться на правильный законодательный акт,  содержащий основания для отмены международного арбитражного решения или отказа в  его приведении в исполнение. Хотя нормы ч. 2 и 3 ст. 233 и ч. 2 и 3 ст. 239 АПК РФ  практически дословно совпадают с нормами п. 2 и 3 ст. 34 и п. 1 ст. 36 Закона о МКА, все  равно это разные законы. Сформулированными в АПК основаниями следует  руководствоваться при оспаривании и приведении в исполнение решений внутренних  третейских судов, а положениями Закона о МКА - при оспаривании и приведении в  исполнение решений международных коммерческих арбитражей.  Основания, установленные п. 1 ст. V Конвенции, подп. 1 п. 2 ст. 34 и подп. 1 п. 1  ст. 36 Закона о МКА, сформулированы достаточно узко; таким образом, реализуется один  из основных механизмов Конвенции, направленный на максимальное ограничение  возможности воспрепятствовать приведению в исполнение арбитражного решения,  вынесенного компетентными арбитрами по итогам разбирательства, проведенного с  учетом процедуры, избранной сторонами при фиксации арбитражного соглашения.  Именно посредством такого механизма ограничивается возможность государственного  суда, приводящего в исполнение арбитражное решение, вмешиваться в спор, уже  рассмотренный арбитрами, и пересматривать арбитражное решение по его существу.

Более того, с учетом ранее сформулированного постулата об окончательном  характере арбитражного решения, нужно подчеркнуть, что даже если государственный  суд применит одно из оснований, предусмотренных ст. V Конвенции, подп. 1 п. 2 ст. 34  или подп. 1 п. 1 ст. 36 Закона о МКА, и тем самым откажет в приведении в исполнение  решения международного арбитража на подведомственной данному суду территории или  даже отменит его, это тем не менее не приведет к лишению такого решения юридической  силы. Как следствие, его можно будет привести в исполнение на территории другого  государства, суд которого, разрешая исполнение, не будет связан «негативным» решением  иностранного государственного суда (см. об этом § 5.10 далее). Таким образом создаются  дополнительные гарантии для реализации на практике одного из основных принципов  международного коммерческого арбитража - принципа обязательности исполнения  арбитражного решения. 

Основания для отказа в приведении в исполнение решения международного  арбитража или его отмены, включенные в ст. V Конвенции и ст. 34 и 36 Закона о МКА,  можно разделить на две группы: 

►  1. основания, на которые государственный суд может ссылаться только по  заявлению стороны, возражающей против приведения в исполнение решения  международного арбитража или подавшей заявление о его отмене (данные основания  связаны с недостатками арбитражного соглашения и процедуры проведения арбитража); 

►  2. основания, на которые суд может ссылаться по собственной инициативе  (такие основания связаны с проблемами арбитрабильности и публичного порядка).



Международный суд Иные услуги Практика
Наши цены Вас приятно удивят: подача иска в суд всего 8 500 рублей.
Консультация по любым вопросам абсолютно бесплатно!
Более 1 200 лет назад люди придумали цивилизованный способ разрешения споров, избегая насилия и варварства, защищая свои права и интересы, вот и по сей день институт правосудия становится все более актуальным.

Юристы нашего Центра накопили значительный опыт в разрешении проблем российского и зарубежного правового характера, всегда готовы помочь Вам в этом.
Отзывы и предложения ...