На главную Консультация Подать иск Подать жалобу Выезд юриста Форум
Регистрация ООО Регистрация ЗАО Регистрация АО Регистрация ИП Иностранное ЮЛ
Работа юристам О компании Контакты Карта сайта
ОБЩЕРОССИЙСКИЙ  ЦЕНТР  ПРАВОВОЙ  ПОДДЕРЖКИ



Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
Общероссийский центр правовой поддерки
Россия / Москва
Оспаривание отдельных арбитражных решений по вопросу о  компетенции состава арбитража.
Следует обратить внимание на то, что оспариванию может быть подвергнуто любое арбитражное решение: как окончательное решение по существу спора  (подразумевающее, что у состава арбитража были полномочия по рассмотрению  спора), так и отдельное решение о наличии у состава арбитража компетенции по  рассмотрению спора по существу (в терминологии ст. 16 Закона о МКА такое  решение называется постановлением, хотя в п. 1 § 40 Регламента МКАС при ТПП  РФ используется термин «отдельное арбитражное решение»). Необходимость в  вынесении отдельных арбитражных решений по вопросу о компетенции состава арбитража возникает в тех случаях, когда основным (или, по крайней мере,  существенным) аргументом ответчика является аргумент о том, что арбитражное  соглашение недействительно, неисполнимо или утратило силу. Иногда в таких  случаях арбитры могут вынести отдельное арбитражное решение по этому  вопросу, до того как сторонам будет предложено представить их позиции по  существу спора (и тем самым стороны будут избавлены от издержек, связанных с  представлением позиции по существу спора, а процедура арбитража окажется  также дешевле и, к тому же, короче).

Примером данной категории дел могут  служить все иностранные арбитражные разбирательства против Российской  Федерации, возбужденные бывшими акционерами «Юкоса»: во всех этих делах  Россия потратила немало сил на доказывание у состава арбитража компетенции,  и по каждому из них было вынесено отдельное арбитражное решение по вопросу  о компетенции.   Отметим, что отдельное арбитражное решение может не только подтвердить  наличие у арбитров права на рассмотрение спора, но и постановить, что у состава  арбитража компетенция отсутствует, и тем самым прекратить разбирательство.  Такие «отказные» арбитражные решения за рубежом могут оспариваться в  государственных судах, и если они будут отменены, то арбитражное  разбирательство может быть начато сначала (хотя и перед другим составом  арбитража).   В России же пока складывается судебная практика, в соответствии с которой  государственные арбитражные суды отказываются рассматривать заявления об  отмене отдельных арбитражных решений, которыми было установлено отсутствие  у арбитров компетенции по рассмотрению спора. Так, ФАС МО в своем  Постановлении от 11 июня 2009 г. № КГ-А40/4951-09 по делу № А40-94993/08-63- 870 (АКБ «РУССОБАНК» (ОАО) против ОАО «НОМОС-БАНК») указал:  «Принятое третейским судом решение является по существу актом  предварительного характера об отсутствии у него компетенции.  Поскольку оспаривание таких актов международного коммерческого  арбитража с учетом положений части 1 статьи 235 Арбитражного  процессуального кодекса Российской Федерации и пункта 3 статьи 16 Закона  не допускается, арбитражный суд не вправе решить вопрос об отмене  подобных решений.

В случае же поступления такого заявления арбитражный суд должен  рассмотреть вопрос о прекращении производства по делу в порядке,  установленном пунктом 1 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального  кодекса Российской Федерации».  Непонятно, почему ФАС МО пришел именно к такому выводу, так как ни  ст. 16 Закона о МКА, ни отсылающая к ней ч. 1 ст. 235 АПК не делают никаких  различий между отдельным постановлением или решением состава арбитража о  наличии или об отсутствии у него компетенции, оба вида таких постановлений  (или отдельных решений) могут обжаловаться. Тем не менее это Постановление  ФАС МО может рассматриваться как объективно отражающее современную  судебную практику по этому вопросу в России: если состав арбитража,  рассматривающий спор в России, вынес постановление об отсутствии у него  компетенции, это фактически должно приравниваться к утрате силы арбитражной  оговорки, по крайней мере до тех пор, пока такая российская судебная практика  не будет приведена в соответствие с западной.  К сожалению, при составлении ст. 235 АПК не было учтено то, что в  соответствии с п. 3 ст. 16 Закона о МКА решение государственного суда об  обжаловании постановления арбитров о наличии у них компетенции, вынесенного  как по вопросу предварительного характера, не подлежит обжалованию. Частью  3 ст. 235 АПК предусмотрено, что такие постановления арбитров обжалуются по  правилам, установленным § 1 гл. 30 АПК, что согласно ч. 5 ст. 234 АПК  предполагает возможность обжалования решения государственного арбитражного  суда, вынесенного на основании ст. 235 АПК, в суде кассационной инстанции. Это  является прямой коллизией с п. 3 ст. 16 Закона о МКА и, строго говоря, должно  рассматриваться в качестве примера судебного вмешательства, запрещенного  ст. 5 Закона о МКА. Тем не менее пока складывающаяся российская судебная  практика по этому вопросу следует нормам АПК, а не Закона о МКА.    Если отдельное арбитражное решение о наличии у состава арбитража  компетенции по рассмотрению спора было вынесено в России, для его  оспаривания применяются нормы Закона о МКА и § 1 главы 30 АПК. Срок подачи  заявления об отмене такого решения международного арбитража составляет  согласно ч. 3 ст. 230 АПК три месяца со дня получения заявителем  соответствующего арбитражного решения в его окончательной форме. Размер госпошлины, уплачиваемой при подаче заявления об отмене решения  международного арбитража, составляет в соответствии с подп. 10 п. 1 ст. 333.21  Налогового кодекса Российской Федерации (в ред. Федерального закона от  27.12.2009 № 374-ФЗ) две тысячи рублей.

Отказ от права на оспаривание арбитражного решения.

В ряде стран законодательство допускает для сторон возможность  согласовать в своей арбитражной оговорке, что они отказываются от права на  оспаривание арбитражного решения. Такая возможность закреплена в п. 1 ст. 69  Закона Англии «Об арбитраже» 1996 г. (независимо от домицилия сторон),  Швеции,  Франции.  В  некоторых  странах  возможность  оспаривания  международного арбитражного решения, вынесенного на их территории, зависит  от национальной принадлежности сторон спора: если ни одна из них не  домицилирована в данной стране, то арбитражное соглашение может содержать  положение о запрете на оспаривание арбитражного решения в государственном  суде по месту вынесения. По такому пути пошло законодательство Бельгии. А по  Закону Швейцарии от 18 декабря 1987 г. «О международном частном праве» у  сторон арбитража, проводимого на территории этой страны, при условии, что ни  одна из них не домицилирована в Швейцарии, есть выбор: либо вообще  исключить возможность оспаривания арбитражного решения в государственном  суде по месту вынесения, либо ограничить основания такого оспаривания по  сравнению со списком оснований для отмены арбитражного решения,  включенным в этот закон.

В российском законодательстве о международном коммерческом арбитраже  аналогичных положений пока нет (хотя вполне возможно дополнение Закона о  МКА такой нормой в обозримом будущем), зато они имеются в ст. 40 Закона о  третейских судах, допускающей фиксируемый в письменной форме отказ сторон внутреннего третейского разбирательства от оспаривания в будущем  решения третейского суда. Поэтому решения международных коммерческих  арбитражей, вынесенные на территории России, по общему правилу могут быть  оспорены в государственных судах. Однако обращает на себя внимание дело  компании Northern Linen B.V. против открытого акционерного общества  «Гаврилов-Ямский льнокомбинат», в котором компания пыталась добиться  отмены решения МКАС при ТПП РФ, вынесенного против нее. Арбитражный суд г.  Москвы, установив отсутствие оснований для отмены решения МКАС при ТПП РФ,  не просто отказал заявителю, но и прекратил производство по делу. Такая  позиция была поддержана ФАС МО и Определением ВАС от 22 декабря 2008 г.  № 16125/08. При этом ссылка делалась на § 44 Регламента МКАС при ТПП РФ, в  соответствии с которым решение МКАС при ТПП РФ является окончательным и  обязательным с даты его вынесения, и на п. 9 Информационного письма № 96,  объясняющий невозможность обжалования решений внутренних третейских  судов, если в соответствии со ст. 40 Закона о третейских судах стороны  отказались от права на такое обжалование на этапе составления третейской  оговорки.  Это дело Northern Linen B.V. против ОАО «Гаврилов-Ямский льнокомбинат»  прецедентным не стало, и в дальнейшем государственные арбитражные суды  продолжили рассмотрение заявлений об отмене решений МКАС при ТПП РФ. Это  правильно, так как Закон о третейских судах не распространяется на МКАС при  ТПП РФ, § 44 его Регламента не предусматривает отказа сторон от права на оспаривание арбитражного решения, а Закон о МКА не содержит нормы,  аналогичной норме ст. 40 Закона о третейских судах. В будущем включение в  Закон о МКА нормы, аналогичной ст. 40 Закона о третейских судах или п. 1 ст. 69  Закона Англии «Об арбитраже» 1996 г., могло бы значительно повысить  привлекательность России как места проведения международных арбитражных  разбирательств, так как, по общему мнению специалистов, именно ошибки  государственных арбитражных судов, рассматривающих заявления об отмене  решений, выносимых МКАС при ТПП РФ, в значительной степени тормозят  развитие международного арбитража в нашей стране и ведут к тому, что все  больше споров с участием российских компаний и предпринимателей из СНГ  передается на рассмотрение в западно-европейские арбитражи.


Международный суд Иные услуги Практика
Наши цены Вас приятно удивят: подача иска в суд всего 8 500 рублей.
Консультация по любым вопросам абсолютно бесплатно!
Более 1 200 лет назад люди придумали цивилизованный способ разрешения споров, избегая насилия и варварства, защищая свои права и интересы, вот и по сей день институт правосудия становится все более актуальным.

Юристы нашего Центра накопили значительный опыт в разрешении проблем российского и зарубежного правового характера, всегда готовы помочь Вам в этом.
Отзывы и предложения ...