На главную Консультация Подать иск Подать жалобу Выезд юриста Форум
Регистрация ООО Регистрация ЗАО Регистрация АО Регистрация ИП Иностранное ЮЛ
Работа юристам О компании Контакты Карта сайта
ОБЩЕРОССИЙСКИЙ  ЦЕНТР  ПРАВОВОЙ  ПОДДЕРЖКИ



Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
Общероссийский центр правовой поддерки
Россия / Москва
Основания для отказа, наличие которых должен доказывать ответчик.
ОСНОВАНИЕ 1: НЕДЕЕСПОСОБНОСТЬ СТОРОНЫ  И НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ АРБИТРАЖНОГО СОГЛАШЕНИЯ

«Cтороны в соглашении, указанном в статье II, были по применимому  к ним закону в какой-либо мере недееспособны или это соглашение недействительно по закону, которому стороны это соглашение подчинили, а при отсутствии такого указания - по закону страны, где решение  было вынесено.» IV.1.1. Недееспособность стороны Проблемы, которые возникают в рамках этого основания, включают в себя  возражения, связанные с «недееспособностью», такие как умственная  отсталость, физические дефекты, отсутствие полномочий действовать  от имени юридического лица, или несовершеннолетие стороны по договору (недостижение возраста, с которого можно подписывать сделки). Кроме того, термин «недееспособность» в контексте подпункта (а)  пункта 1 статьи V толкуется в смысле «отсутствия полномочий для совершения договора». Например, этот вопрос может вставать, если применимое право запрещает лицу, такому, как предприятие, принадлежащее  государству, заключать арбитражное соглашение в отношении определенных видов потенциальных споров: так, в некоторых юрисдикциях государственным предприятиям может быть запрещено законом заключать  арбитражные соглашения в договорах, связанных с обороной (однако  см. Главу II в пункте IV.6.2, где содержится цитата из Закона Швейцарии  «О международном частном праве»).

Следует отметить, что государства, государственные предприятия  и другие лица публичного права не исключаются из сферы действия. Пункт 2 статьи 177 Закона «О международном частном праве» Швейцарии указывает:  «Если одной из сторон арбитражного соглашения является государство или предприятие  или организация, подконтрольная государству, оно не может ссылаться на свой собственный закон при оспаривании арбитрабильности спора или своей возможности быть  субъектом арбитража».

ПРОСЬБА О ПРИЗНАНИИ И ПРИВЕДЕНИИ В ИСПОЛНЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО РЕШЕНИЯ

Конвенции только по соображениям, связанным с их статусом. Формулировка в пункте 1 статьи I Конвенции «как физические, так и юридические лица» в общем направлена на то, чтобы охватить лиц публичного  права, заключающих коммерческие договоры с частными лицами. Суды  практически всегда отказываются принимать возражения, связанные  с суверенным иммунитетом, используемые государством против приведения в исполнение арбитражного соглашения и признания и приведения в исполнение арбитражного решения, ссылаясь на теорию ограниченного иммунитета и отказ от иммунитета. Они также часто ссылаются  на различия между acta de jure gestionis и acta de jure imperii или полагаются на принцип pacta sunt servanda и существование ordre public réellement  international. Такое различие также проводится в некоторых делах, связанных с принудительным исполнением. Одним из примеров является рассмотренное в 2010 году в Гонконге дело  FG Hemishire, связанное с просьбой о признании и приведении в исполнение двух иностранных арбитражных решений в отношении активов китайского государственного предприятия (CSOE), а именно платежей, причитавшихся от имени CSOE в пользу Демократической Республики Конго  за доступ к некоторым полезным ископаемым (Активы CSOE). Китайское  Правительство настаивало, что оно в настоящее время применяет (и всегда  последовательно применяло в прошлом) доктрину абсолютного суверенного  иммунитета, и поэтому Активы CSOE обладают иммунитетом от принудительного исполнения. Однако Апелляционный суд посчитал, что суды Гонконга применяют доктрину ограниченного иммунитета и в силу этого часть  Активов CSOE, которая не была предназначена для использования в суверенных целях, не обладает иммунитетом против принудительного исполнения. Конвенция не указывает, как следует определять право, регулирующее правоспособность стороны («по применимому к ним закону»). Поэтому такое право должно устанавливаться с применением коллизионных норм суда, где испрашивается признание и приведение в исполнение,  обычно это закон домицилия физического лица и закон места инкорпорации компании.

Недействительность арбитражного соглашения Подпункт (а) пункта 1 статьи V также указывает в качестве основания  для отказа ситуацию, когда арбитражное соглашение, «указанное в статье II», «недействительно по закону, которому стороны это соглашение  подчинили, а при отсутствии такого указания - по закону страны, где  решение было вынесено». На практике на это основание для отказа ссылаются весьма часто. Ответчики часто указывают, что в рамках этого основания арбитражное соглашение не было действительно с формальной точки зрения,  так как оно не было «письменным», как это требуется в пункте 2 статьи  II. Другим связанным с этим основанием для отказа  в принудительном исполнении, на который возможны ссылки, является  отсутствие арбитражного соглашения как такового в контексте Конвенции. Другими обычными примерами ссылок на это основание являются  противоправность заявленных требований, принуждение или обман при  заключении соглашения. Иногда ответчик может ссылаться на это основание, если он оспаривает то, что был стороной соответствующего арбитражного соглашения.  Этот вопрос решается судом путем новой оценки фактов дела, вне зависимости от решения, принятого арбитрами. Например, в деле Sarhank Group  ответчик утверждал, что между сторонами не существует подписанного  арбитражного соглашения. Апелляционный суд Второго округа США  посчитал, что Окружной суд ошибочно положился на выводы арбитров,  изложенные в арбитражном решении, о том, что ответчик был связан арбитражной оговоркой по египетскому праву, которому был подчинен договор. Вместо этого Окружному суду следовало бы применить для решения  этого вопрос федеральный закон США при изучении арбитражного решения на предмет его принудительного исполнения. Поэтому суд возвратил  дело в Окружной суд «для установления факта, согласился ли ответчик  на проведение арбитража … на любом … основании, признаваемом американским договорным правом или нормами об агентских отношениях». В недавнем решении по делу Dallah Real Estate & Tourism Holding Co v.  Pakistan Верховный суд Англии уточнил пределы применения доктрины «компетенции-компетенции» в Англии. Верховный суд посчитал, что  хотя у состава арбитража есть право на предварительное определение  собственной компетенции, после обращения за принудительным исполнением по Нью-Йоркской конвенции, если имеет место возражение,  связанное с вопросами юрисдикции, суд имеет право полностью заново  исследовать факты и проблемы для решения вопроса об их юрисдикции. Верховный суд изучил, как применяется доктрина «компетенции-компетенции» в разных странах мира. В параграфе он указал, что «каждая  страна … применяет некую форму судебного контроля за тем, как арбитр  решил вопрос о компетенции.

В конце концов, договор не может давать  арбитражному органу никаких полномочий … если стороны его никогда не заключали». Поэтому тот факт, что состав арбитража может решить вопрос о своей  компетенции, не означает, что такое право является его эксклюзивным  правом. Суд, рассматривающий заявление о принудительном исполнении арбитражного решения за пределами места проведения арбитража,  может перепроверить наличие у арбитража компетенции. И хотя Верховный суд (лорд Коллинз) признал наличие международной тенденции, направленной на пересмотр выводов составов арбитражей, и также подчеркнул подход Нью-Йоркской конвенции, приветствующий принудительное исполнение, он посчитал, что ни одно из этих  соображений не имеет решающего значения. Он указал, что по Закону  1996 года (статья 30) в Англии состав арбитража имеет право в предварительном порядке решить вопрос о наличии у него компетенции. Однако,  если дело поступает на рассмотрение в суд, он должен осуществить независимое расследование, а не пытаться всего лишь проверить решение арбитров. Верховный суд посчитал, что аналогичным образом дело обстоит  и во Франции, где было вынесено это арбитражное решение. Вскоре после  вынесения этого решения Верховного суда Англии французский Апелляционный суд отказал в удовлетворении ходатайства об отмене трех арбитражных решений, посчитав, что вывод состава арбитража о том, что он  обладает компетенцией по рассмотрению соответствующих споров, был  правильным.

ОСНОВАНИЕ 2: ОТСУТСТВИЕ УВЕДОМЛЕНИЯ  И НАРУШЕНИЕ ТРЕБОВАНИЙ  О НАДЛЕЖАЩЕЙ ПРОЦЕДУРЕ;  ПРАВО НА СПРАВЕДЛИВОЕ СЛУШАНИЕ

«Сторона, против которой вынесено решение, не была должным образом  уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве  или по другим причинам не могла представить свои объяснения». Подпункт (b) пункта 1 статьи V предусматривает основание для отказа, сторона, против которой вынесено арбитражное решение, не имела  никакой или разумной возможности представить свои объяснения, так  как (i) не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или  об арбитражном разбирательстве, или (ii) по другим причинам не могла  представить свои объяснения. Однако это основание не направлено на то, чтобы суд выносил иное  суждение по процессуальным вопросам, разрешенным составом арбитража. Надо лишь продемонстрировать, что сторона, возражающая против принудительного исполнения, была каким-то образом лишена своего права на то, чтобы ее позиция была выслушана и изучена составом  арбитража.

Право на справедливое слушание Подпункт (b) пункта 1 статьи V требует, чтобы сторонам была предоставлена возможность участвовать в слушании, которое соответствует минимальным стандартам честности. Подлежащие применению минимальные  стандарты честности были описаны Апелляционным судом Седьмого  округа США как включающие в себя «разумное уведомление, слушание  по поводу фактов и беспристрастное решение арбитра». Поэтому у арбитров имеются широкие дискреционные полномочия в отношении того, как  они могут проводить слушания и т. д. Отсутствие уведомления не является необычным, что сторона не получает уведомления о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве. Если сторона активно участвовала в разбирательстве, она потом не может жаловаться на то, что была уведомлена ненадлежащим образом. С другой стороны, если ответчик в разбирательстве не участвует, то доказательству уведомления следует уделять серьезной внимание на всех  стадиях процесса. Уведомление не может быть доставлено, например, если сторона, не уведомив об этом другую сторону, меняет адрес, или расположена в части света, где факсы и другие средства коммуникации не могут быть надежно получены. В таких случаях арбитры и истец в арбитражном разбирательстве  должны сделать все, что может быть разумно сделано, чтобы довести до сведения ответчика проведение арбитражного разбирательства и назначение  состава арбитража и получить независимые доказательства, подтверждающие предпринятые усилия. Если они этого не сделают, в принудительном  исполнении вынесенного в результате этого разбирательства арбитражного  решения может быть отказано. В одном из таких дел Верховный суд Швеции  отказал в принудительном исполнении, посчитав, что арбитры проигнорировали тот факт, что отправления, направленные по ранее существовавшему  адресу шведской стороны, были возвращены за невозможностью доставки 28. Однако неучастие в разбирательстве может быть и просто линией  поведения, избранной стороной. Когда ответчик получил уведомление  о проведении арбитража, но не участвовал или отказался участвовать  в арбитражном процессе, суды считают, что нарушение правил надлежащей процедуры в контексте подпункта (b) пункта 1 статьи V не имело места. Если сторона предпочитает не участвовать в арбитраже, это не может  служить основанием для отказа в принудительном исполнении.

Нарушение требований о надлежащей процедуре:  «не могла представить свои объяснения» Хорошо известный американский прецедент по делу Iran Industries v. Avco  Corp. является примером того, как в признании и приведении в исполнение было отказано из-за того, что ответчику не была предоставлена возможность представить свои объяснения. После проведения консультаций  с председателем состава арбитража (который впоследствии был заменен)  ответчик по его совету решил не представлять накладные, которые подтверждали выводы экспертного заключения аудиторской фирмы о понесенных убытках. Ответчик полагался только на сводные данные - но указал,  что готов при необходимости представить дополнительные доказательства. После этого состав арбитража отказал в удовлетворении требования  о возмещении убытков по причине непредставления соответствующих  доказательств. Апелляционный суд Второго округа США отказал в признании и приведении в исполнение арбитражного решения по причине  того, что проигравшая сторона не имела возможности представить свою  позицию по вопросу об убытках. В ряде случаев в признании и приведении в исполнение арбитражных  решений было отказано по причине того, что арбитры в сложившихся  обстоятельствах действовали нечестно. В число таких примеров входят  следующие дела: - Апелляционный суд Неаполя отказался привести в исполнение  австрийское арбитражное решение по причине того, что уведомление о проведении слушания в Вене, направленное итальянскому  ответчику за один месяц до этого события, было недостаточным,  так как в это время область, в которой находился ответчик, была  затронута серьезным землетрясением; - Английский апелляционный суд подтвердил судебное решение,  которым было отказано в приведении в исполнение индийского  арбитражного решения по причине серьезной болезни одной из сторон, что делало для этого лица невозможным участие в арбитраже  и представление защиты, на что эта сторона безуспешно ссылалась  в ходе разбирательства, пытаясь получить отсрочку  Высокий суд Гонконга отказал в приведении в исполнение арбитражного решения, посчитав, что Китайская комиссия по международному экономическому и торговому арбитражу (CIETAC) не предоставила ответчику возможность прокомментировать отчеты назначенных составом арбитража экспертов.

Примеры непринятых возражений, основанных на нарушении надлежащей процедуры, включают в себя следующие случаи: - отказ арбитра изменить расписание слушаний для удобства свидетеля, привлеченного к участию в деле стороной, возражавшей  против принудительного исполнения; - отказ состава арбитража предоставить отсрочку и разрешить дополнительное истребование доказательств; - отказ состава арбитража предоставить дополнительные отсрочки  и приостановить арбитражное разбирательство в связи с процессом о несостоятельности; - принятие составом арбитража постановления о презумпциях и распределении бремени доказывания; - состав арбитража якобы полагался в арбитражном решении на новые  правовые теории, которых не было ссылок в ходе разбирательства; - ограничение составом арбитража перекрестного опроса свидетеля; - отсутствие сторон на слушаниях в связи с их опасением быть арестованными в государстве, где они проводилось; - представитель компании не мог участвовать в слушании, так как  не смог получить визу.

ОСНОВАНИЕ 3: СПОР НЕ ПРЕДУСМОТРЕН ИЛИ НЕ ПОДПАДАЕТ  ПОД УСЛОВИЯ АРБИТРАЖНОГО СОГЛАШЕНИЯ

«Указанное решение вынесено по спору, не предусмотренному или не подпадающему под условия арбитражного соглашения или арбитражной оговорки в договоре, или содержит постановления по вопросам, выходящим  за пределы арбитражного соглашения или арбитражной оговорки в договоре, с тем, однако, что если постановления по вопросам, охватываемым арбитражным соглашением или оговоркой, могут быть отделены от тех,  которые не охватываются таким соглашением или оговоркой, то та часть  арбитражного решения, которая содержит постановления по вопросам,  охватываемым арбитражным соглашением или арбитражной оговоркой  в договоре, может быть признана и приведена в исполнение». Основания для отказа, предусмотренные подпунктом (с) пункта 1 статьи V, связаны с тем, что арбитражное решение - вынесено по спору, не предусмотренному или не подпадающему  под условия арбитражного соглашения сторон, или - содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы арбитражного соглашения сторон. Основания, предусмотренные подпунктом (с) пункта 1 статьи V, воплощают принцип, в соответствии с которым состав арбитража имеет  право разрешать только те вопросы, которые стороны согласились представить на его рассмотрение. При выяснении того, что именно стороны вынесли на рассмотрение  состава арбитража, следует уделить внимание арбитражному соглашению  и исковым требованиям, заявленным сторонами составу арбитража. Формулировки арбитражного соглашения о том, что стороны согласились  вынести на рассмотрение состава арбитража, особенно важны; рассмотренные вопросы должны им охватываться. Типовые оговорки, публикуемые арбитражными институтами, обычно  составлены таким образом, чтобы предоставить составу арбитража очень  широкую юрисдикцию по разрешению всех споров, вытекающих из или  связанных с основным соглашением сторон (обычно договором). Зрелость  требований и аналогичные вопросы обычно относятся к вопросу допустимости (а не юрисдикции) и потому не могут проверяться судами (см.  пункт III.1 Главы II по вопросу «компетенциикомпетенции» арбитров  и проверки судами арбитражных соглашений). Суд имеет право по своему усмотрению разрешить частичное принудительное исполнение арбитражного решения, если оно лишь частично выходит за рамки юрисдикции состава арбитража, если часть этого решения,  которая вынесена в рамках юрисдикции состава арбитража, может быть  отделена. Такой вывод следует из формулировки, завершающей подпункт  (с) пункта 1 статьи V («с тем, однако, что если постановления по вопросам,  охватываемым арбитражным соглашением или оговоркой, могут быть отделены от тех, которые не охватываются таким соглашением или оговоркой, то та часть арбитражного решения, которая содержит постановления  по вопросам, охватываемым арбитражным соглашением или арбитражной  оговоркой в договоре, может быть признана и приведена в исполнение»).

ОСНОВАНИЕ 4: НАРУШЕНИЕ ПРАВИЛ  ПРИ ФОРМИРОВАНИИ СОСТАВА АРБИТРАЖА  ИЛИ ПРОВЕДЕНИИ АРБИТРАЖНОГО ПРОЦЕССА

«Состав арбитражного органа или арбитражный процесс не соответствовали соглашению сторон или, при отсутствии такового, не соответствовали закону той страны, где имел место арбитраж». Подпункт (d) пункта 1 статьи V касается следующих двух потенциальных видов нарушений: - формирование состава арбитража; - арбитражная процедура. Состав арбитража Первый из числа предусмотренных подпунктом (d) пункта 1 статьи V  вариантов подлежит применению, если сторона лишается своего права на назначение арбитра или ее дело разрешается составом арбитража,  не соответствующим соглашению сторон. Под это основание не подойдут дела, в которых одна из сторон отказывается от назначения арбитра и он поэтому назначается судом или был  удовлетворен отвод, заявленный арбитрам, и они были заменены в соответствии с подлежащими применению правилами, избранными сторонами, и подлежащим применению правом. Подпункт (d) пункта 1 статьи V предусматривает, что суд должен прежде всего изучить следующие вопросы:
1. согласовали ли стороны то, каким образом формируется состав  арбитража;
2. если согласовали, то следует выяснить, что именно они согласовали;
3. было ли это соглашение нарушено;
4. только в случае отсутствия соглашения сторон по вопросу о формировании состава арбитража суд должен применить закон страны, где проводится арбитражное разбирательство, чтобы установить, был ли состав арбитража сформирован в соответствии с таким законом.

Например, стороны могут определить в арбитражной оговорке орган, который должен осуществить назначение председателя состава или  арбитра, но на самом деле кто-то другой осуществит назначение арбитра. Аналогичная проблема возникает, если арбитр должен быть избран  из определенной группы лиц, но впоследствии его избирают из другой  группы. В этом случае суд должен внимательно исследовать, действительно ли следует отказывать в принудительном исполнении, так как  возражающая против него сторона действительно была лишена своих  прав, или же на самом деле имело место надлежащее арбитражное разбирательство всего лишь с незначительным процессуальным отклонением. Это представляет собой иллюстрацию на тему того вида случаев,  когда суд может разрешить принудительное исполнение, если нарушение носило незначительный (de minimis) характер (см. пункт III.5 настоящей Главы выше). Например, в деле China Nanhai Высокий суд Гонконга постановил, что  хотя некое соглашение сторон в отношении формирования состава арбитража не было соблюдено, суд, рассматривающий вопрос о принудительном  исполнении, должен воспользоваться принадлежащим ему усмотрением  и привести арбитражное решение в исполнение, если он посчитает, что  допущенное нарушение было сравнительно незначительным.

Арбитражным соглашением могут быть предписаны определенные  качества, которыми должен будет обладать один или более арбитров, например, владение иностранными языками; гражданство определенной  страны; допуск к юридической практике в определенной юрисдикции;  наличие диплома инженера, и т. п. В этих делах суду следует внимательно изучить, не нарушает ли процессуальную справедливость тот факт,  что арбитр не обладает предписанными качествами. Например, если  арбитражная оговорка требует, чтобы арбитр был «коммерсантом» или  обладал определенным опытом в сфере промышленного производства,  а вместо этого был назначен юрист, не соответствовавший указанным  требованиям, может оказаться вполне разумным привести в исполнение  это арбитражное решение, несмотря на несоблюдение такого требования. Вот примеры неудачных возражений со ссылкой на первую норму  подпункта (d) пункта 1 статьи V Апелляционный суд Мюнхена отклонил возражение о том, что  формирование состава арбитража не соответствовало соглашению  сторон. Состав арбитража был представлен единоличным арбитром, а не двумя или более арбитрами, как это было согласовано  в арбитражной оговорке. Суд отметил, что ответчик был проинформирован о формировании состава арбитража, но и в ходе арбитражного разбирательства возражений не заявил; - в деле, рассмотренном Верховным судом Испании, арбитражное  соглашение предусматривало рассмотрение споров в арбитраже  в Ассоциации примирения и арбитража профессиональных кинематографистов (ACPCA) во Франции. Когда ответчик в арбитражном разбирательстве не назначил арбитра, назначение за него  было сделано президентом Международной федерации ассоциаций  кинопродюсеров. Суд отклонил возражение ответчика о том, что  такое назначение нарушало соглашение сторон, постановив, что  оно соответствовало соответствующим положениям регламента  ACPCA. Примеры успешных возражений со ссылкой на первую норму подпункт  (d) пункта 1 статьи V включают в себя следующие дела: - в 1978 году Апелляционный суд Флоренции постановил, что рассмотрение дела арбитражем в составе двух арбитров в Лондоне  нарушило соглашение сторон, хотя и не противоречило законам  страны, где было проведено арбитражное разбирательство. Арбитражное соглашение предусматривало, что должны быть назначены  три арбитра, но два арбитра, назначенные сторонами, не назначили  третьего, так как у них не было разногласий относительно исхода  дела - в это время английский закон допускал такой подход; - Апелляционный суд Второго округа США отказал в признании  и приведении в исполнение арбитражного решения по причине  того, что соглашение сторон о формировании состава арбитража было нарушено, т. к. не была соблюдена процедура назначения арбитров. По просьбе стороны председатель был назначен судом, вместо  того, чтобы предоставить двум назначенным сторонами арбитрам  время для согласования кандидатуры председателя, как это было  предусмотрено соответствующим арбитражным соглашением.

Арбитражный процесс В цели Конвенции не входило предоставление проигравшей стороне права на оспаривание процессуальных решений, принятых составом арбитража. Это норма подпункта (d) пункта 1 статьи V не направлена на отказ  в признании и приведении в исполнение арбитражного решения в случае,  если у суда, рассматривающего соответствующее ходатайство, сложилась  другая точка зрения, чем у арбитров, например, насчет заслушивания  свидетеля, разрешения перекрестного опроса или количества дозволенных письменных заявлений. Напротив, вторая норма подпункта (d) пункта 1 статьи V направлена  на более серьезные отступления от согласованной процедуры, включая,  например, случаи, когда стороны согласовали применение регламента  определенного института, но арбитраж был проведен по другим правилам, или стороны договорились, что ни один институциональный регламент использоваться не будет. Вот примеры неудачных возражений со ссылкой на вторую норму  подпункта (d) пункта 1 статьи V: - Апелляционный суд Бремена отклонил аргументы ответчика о том,  что арбитражное разбирательство, проведенное в Турции, проходило не в соответствии с турецким Гражданским процессуальным  кодексом, так как состав арбитража не удовлетворил просьбу ответчика о проведении устного слушания и отверг его новые доказательства. Суд посчитал, что состав арбитража действовал в соответствии с Арбитражным регламентом Стамбульской торговой  палаты, согласованным сторонами  компания Devon, выступавшая в качестве истца в ходе арбитражного разбирательства в Китайской морской арбитражной комиссии  (CMAC), утверждала в Окружном суде Северной Флориды, США,  что арбитражное разбирательство было проведено с нарушением  закона КНР, так как СМАС отказала в удовлетворении встречного  иска, поданного другой стороной, но потом разрешила подать его  в виде отдельного иска, после чего объединила это дело с делом  по иску компании Devon. Суд отверг этот аргумент, посчитав, что  компания Devon не смогла доказать, что решение СМАС нарушало китайское законодательство. Примеры успешных возражений со ссылкой на вторую норму подпункта (d) пункта 1 статьи V: - Швейцарский апелляционный суд отказал в признании и приведении в исполнение немецкого арбитражного решения, установив,  что арбитражная процедура велась не в соответствии с соглашением сторон; арбитражное соглашение предусматривало арбитраж  в Гамбурге, в котором «все споры будут урегулированы в рамках  единственного арбитражного разбирательства». Вместо этого, арбитраж был проведен в два этапа: сначала разбирательство по вопросу о качестве, осуществленное двумя экспертами, и потом рассмотрение спора составом арбитража, включавшим трех арбитров; - Турецкий апелляционный суд отказал в признании и приведении  в исполнение швейцарского арбитражного решения по причине  того, что не был применен согласованный сторонами процессуальный закон; - Верховный суд Италии привел в исполнение шведское арбитражное решение, а не вынесенное в Пекине арбитражное решение  по тому же спору. Суд постановил, что Пекинское арбитражное решение противоречит соглашению сторон, которое предусматривало проведение только одного арбитража, в Стокгольме или Пекине.

ОСНОВАНИЕ 5: АРБИТРАЖНОЕ РЕШЕНИЕ  ЕЩЕ НЕ СТАЛО ОКОНЧАТЕЛЬНЫМ,  БЫЛО ОТМЕНЕНО ИЛИ ПРИОСТАНОВЛЕНО

«Решение еще не стало окончательным для сторон или было отменено  или приостановлено исполнением компетентной властью страны, где оно  было вынесено, или страны, закон которой применяется». Подпункт (е) пункта 1 статьи V предусматривает отказ в признании  и приведении в исполнение арбитражного решения, если ответчик докажет, что оно - еще не стало обязательным для сторон или - было отменено или приостановлено исполнением компетентной властью страны, в которой или по закону которой оно было  вынесено.

Арбитражное решение еще не стало окончательным Слово «окончательный» (binding) было использовано разработчиками  Нью-Йоркской конвенции в этом контексте вместо слова «окончательный»  (final) (которое было использовано в аналогичном контексте в 1927 году  в Женевской конвенции «Об исполнении иностранных арбитражных решений»). Использование слова «обязательный» имело целью объяснить,  что сторона имеет право обратиться за признанием и приведением в исполнение арбитражного решения, после того как оно было вынесено составом арбитража. Это означает, что такая сторона не обязана получать  экзекватуру или разрешение на обращение решения к принудительному  исполнению в суде того государства, в котором (или по закону которого)  было вынесено арбитражное решение (что было известно под термином  «двойная экзекватура»), что требовалось в соответствии с Женевской конвенцией 1927 года. Тот факт, что по Конвенции не требуется двойной экзекватуры, получил всеобщее признание судов и комментаторов. Однако суды расходятся в оценке момента, с которого арбитражное  решение можно считать «обязательным» в контексте подпункта (е) пункта 1 статьи V. Некоторые суды считают, что такой момент должен определяться с применением закона страны, где было вынесено арбитражное  решение. Другие суды разрешают этот вопрос вне зависимости от права, применяемого к арбитражному решению, и считают, что арбитражные решения обязательны для сторон с момента, когда обычные меры  обжалования в отношении таких решений неприменимы (или более неприменимы).

Это означает, что арбитражное решение не может быть  обжаловано по существу ни в апелляционную инстанцию для арбитража, ни в суд. Если стороны избрали арбитраж по регламенту Международной Торговой Палата, то, например, Арбитражный регламент МТП  предусматривает в пункте 6 статьи 28, что «Любое арбитражное решение  будет обязательным для сторон». Арбитражное решение было отменено или приостановлено (i) Отмена арбитражного решения В зависимости от национальной юрисдикции, эта процедура может именоваться vacatur или annulment. Суды, имеющие право отменять арбитражное решение - это только  суды того государства, где было вынесено или должно быть вынесено это  арбитражное решение, то есть по месту проведения арбитража (см. Главу  I, пункт III.1.1). Такие суды именуются судами «контрольной» или «первичной» юрисдикции по отношению к арбитражному решению. В отличие  от таких судов, суды, в которых испрашивается признание и приведение  в исполнение, именуются судами «исполнительной» или «вторичной» юрисдикции в отношении арбитражного решения, они ограничены в изучении вопросов наличия оснований для отказа в признании и приведении в исполнение арбитражных решений, предусмотренных Конвенцией. Для того чтобы возражение, основанное на отмене арбитражного решения, имело успех, во многих странах арбитражное решение должно быть  окончательно отменено судом, обладающим первичной юрисдикцией. Заявление об отмене арбитражного решения само по себе недостаточно. Это  не позволит проигравшей арбитраж стороне отложить принудительное  исполнение путем подачи заявления об отмене арбитражного решения. Ситуация, когда было подано заявление об отмене или приостановлении арбитражного решения, урегулирована статьей VI, которая предусматривает, что в таком случае суд, приводящий решение в исполнение,  может отложить разрешение вопроса о приведении в исполнение этого  решения, если сочтет это целесообразным.

Однако это заявление должно быть подано в компетентный суд, указанный в подпункте (е) пункта 1  статьи V, то есть суд первичной юрисдикции. (ii) Последствия отмены Несмотря на то, что арбитражное решение было отменено в стране, в которой или по закону которой оно было вынесено, суд другого государства все равно может разрешить признание и приведение в исполнение вне  рамок правового режима Нью-Йоркской конвенции. Франция представляет собой пример наиболее известной юрисдикции, которая признала  арбитражное решение подлежащим принудительному исполнению, несмотря на то что оно было отменено по месту вынесения. Франция делает так не на основании Нью-Йоркской конвенции, а на основании французского закона, пользуясь предоставленной пунктом 1 статьи VII Конвенции нормой о более благоприятной норме. Это положение разрешает  судам применять режим принудительного исполнения, более выгодный  по сравнению с Нью-Йоркской конвенцией, что может повлечь за собой  признание и принудительное исполнение вне рамок Конвенции (см. Главу I, пункт V.1). (iii) Арбитражное решение «приостановлено» Подпункт (е) пункта 1 статьи V также предусматривает, что в принудительном исполнении арбитражного решения может быть отказано, если  сторона, против которой оно вынесено, докажет, что это решение было  «приостановлено» судом того государства, в котором или по закону которого оно было вынесено. Как это было рассмотрено выше в подпункте (i)  настоящего пункта IV.5.2, статьей VI Конвенции предусмотрено, что суд может отложить вынесение своего решения по поводу принудительного  исполнения, если ответчик обратился с ходатайством о приостановлении  арбитражного решения по месту его вынесения. Такое «приостановление» арбитражного решения в Конвенции не определено. Обычно суды толкуют эту норму как ссылку на приостановку  принудительного исполнения арбитражного решения судом по месту его  вынесения (а не в силу применения закона, например, в связи с предстоящим слушанием об отмене).

Международный суд Иные услуги Практика
Наши цены Вас приятно удивят: подача иска в суд всего 8 500 рублей.
Консультация по любым вопросам абсолютно бесплатно!
Более 1 200 лет назад люди придумали цивилизованный способ разрешения споров, избегая насилия и варварства, защищая свои права и интересы, вот и по сей день институт правосудия становится все более актуальным.

Юристы нашего Центра накопили значительный опыт в разрешении проблем российского и зарубежного правового характера, всегда готовы помочь Вам в этом.
Отзывы и предложения ...