На главную Консультация Подать иск Подать жалобу Выезд юриста Форум
Регистрация ООО Регистрация ЗАО Регистрация АО Регистрация ИП Иностранное ЮЛ
Работа юристам О компании Контакты Карта сайта
ОБЩЕРОССИЙСКИЙ  ЦЕНТР  ПРАВОВОЙ  ПОДДЕРЖКИ



Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
Общероссийский центр правовой поддерки
Россия / Москва
Основания для отказа в исполнении решения международного арбитража, 
связанные со ссылкой на нарушение публичного порядка.
Проверяя иностранное арбитражное решение на соответствие доктрине публичного  порядка своего государства, государственный суд не должен пытаться проанализировать  все это решение и определить правильность правовой аргументации арбитров: проверка  должна состоять только в анализе последствий признания и приведения в исполнение  иностранного арбитражного решения с точки зрения публичного порядка данного  государства, а не в попытке суда по собственной инициативе выявить какие-либо  дефекты в арбитражном решении. Только вывод о том, что приведение такого  иностранного решения в исполнение на подведомственной суду территории будет  противоречить фундаментальным началам правопорядка и нравственности, может  привести суд к отказу в признании арбитражного решения со ссылкой на публичный  порядок.  Следовательно, государственный суд, рассматривающий ходатайство о приведении в  исполнение иностранного арбитражного решения, не должен пытаться проверить  аргументацию арбитров и убедиться в правовой обоснованности их выводов, так как это  не даст суду никаких дополнительных возможностей ни по отказу в исполнении  иностранного арбитражного решения, ни по его отмене. Таким образом, ошибка в применении закона, допущенная арбитрами при вынесении решения, сама по себе не  является основанием для отказа в приведении данного арбитражного решения в  исполнение в соответствии с положениями Конвенции о публичном порядке: отказ  возможен только в случае, если вследствие такой ошибки исполнение решения приведет к  последствиям, несовместимым с основами правопорядка государства, на чьей территории  испрашивается исполнение.

Пересмотр же по существу иностранного арбитражного  решения российским государственным судом не допускается (ч. 4 ст. 243 АПК, пп. 1 и 3  Информационного письма № 156); суд при решении вопроса о соблюдении публичного  порядка лишь сопоставляет правовые последствия приведения в исполнение  иностранного арбитражного решения и основы правопорядка Российской Федерации.  Ссылка на нарушение публичного порядка в соответствии с Конвенцией должна  делаться только в связи с возможным нарушением арбитражным решением основ  правопорядка того государства, в котором испрашивается исполнение данного  арбитражного решения. Так, американский суд отказался применить оговорку о  нарушении публичного порядка в связи с ходатайством о приведении в исполнение в  США арбитражного решения, вынесенного на Украине, по мотивам его противоречия  украинскому публичному порядку.  Приведенный анализ судебной практики применения подп. «b» п. 2 ст. V Конвенции  и соответствующих положений Закона о МКА убедительно свидетельствует, что ссылки  на нарушение публичного порядка могут делаться только в том редком случае, когда  исполнение решения международного арбитража несовместимо с основами правопорядка  государства, которые далеко не всегда совпадают с интересами стороны, возражающей  против приведения в исполнение иностранного арбитражного решения. Думается, что  соблюдение Россией международных стандартов в применении Конвенции в большей  степени соответствует ее интересам, нежели защита прав отдельных (пусть даже очень  влиятельных) российских компаний. Кроме того, интернационализация бизнеса в  процессе глобализации мировой экономики может превратить отказ российского суда от  исполнения арбитражного решения, вынесенного против российского ответчика, в  «пиррову победу», так как у этого ответчика можно будет найти активы на Западе.  В одном деле, в котором автор лично принимал участие, Президиум Верховного  Суда РФ, рассмотрев дело в отсутствие представителей истца - кипрской фирмы, отказал в приведении в исполнение на территории Российской Федерации иностранного  арбитражного решения, вынесенного в пользу истца против ОАО «Аэрофлот» и ГУП  «Главное Агентство воздушных сообщений».

В Постановлении Президиума, которым  были отменены определения Мосгорсуда и судебной коллегии по гражданским делам ВС  РФ по этому делу, ранее удовлетворивших ходатайство о разрешении приведения в  исполнение указанного решения, вообще нет ссылок ни на Конвенцию, ни на Закон о  МКА, и только «домысливая» это Постановление можно прийти к выводу о том, что, по  всей видимости, Президиум Верховного Суда РФ посчитал исполнение в России  арбитражного решения о взыскании с ответчиков нескольких миллионов долларов  несовместимым с российским публичным порядком. Видя невозможность исполнения в  России арбитражных решений по этому делу, ответчик принял меры к их исполнению за  рубежом. В итоге в Монреале (Канада) был арестован самолет «Аэрофлота», стоивший  гораздо больше, нежели та сумма, о взыскании которой говорилось в арбитражном  решении, в исполнении которого отказал Президиум Верховного Суда РФ, и российским  ответчикам пришлось не только уплатить присужденную сумму с процентами и  зарубежными процессуальными издержками, но и возмещать убытки пассажиров. Более  того, престижу «Аэрофлота» был нанесен чувствительный удар.  Другим примером того, что российские бизнесмены напрасно полагаются на  излишне широкое понимание российским судом возможного нарушения публичного  порядка, может послужить дело Новокузнецкого алюминиевого завода, о котором речь  пойдет ниже. 

Приведенные примеры убедительно свидетельствуют, что в настоящее время бизнес  крупных российских компаний принял действительно международный характер,  вследствие чего даже систематическое неисполнение в России решений международных   арбитражей по мотивам нарушения публичного порядка не поможет российским  ответчикам избежать платежей во исполнение таких решений.   Еще в 1824 г. английский судья отметил, что «о публичном порядке никогда не  говорят, когда есть другие аргументы»404. Председатель МКАС при ТПП РФ  А.С. Комаров в 2001 г. повторил этот довод405. По приведенным примерам видно, что, к  сожалению, до сих пор сохраняется немало трудностей в понимании пределов  применения понятия публичного порядка. Поэтому есть смысл обобщить ошибки, наиболее часто повторяющиеся при ссылках на публичный порядок, как он должен  пониматься в соответствии с Конвенцией. 

►  1. На нарушение публичного порядка нельзя ссылаться, когда материальным  частным правом, которому по выбору сторон или, если такой выбор не был сделан  сторонами, по выбору арбитров была подчинена сделка, является частное право того  государства, в котором испрашивается признание и исполнение судебного решения. Это  связано с правовой природой оговорки о публичном порядке, призванной исключить  возможность применения иностранного частного права, а не права страны, в суде  которой рассматривается вопрос о принудительном исполнении решения международного  арбитража. Исключением является ситуация, когда апелляция к нарушению публичного  порядка связана с нарушением процессуальных прав ответчика. 

►  2. На нарушение публичного порядка нельзя ссылаться, если к моменту,  когда делается соответствующее заявление, окончательное арбитражное решение не  вынесено. В подп. «b» п. 2 ст. V Конвенции говорится о том, что признание и приведение  в исполнение иностранного арбитражного решения не должны противоречить  публичному порядку. Пока решение еще не вынесено, нечего признавать и приводить в  исполнение, следовательно, нет и не может быть оснований для ссылок на нарушение  публичного порядка согласно Конвенции. Эти соображения должны иметь в виду те, кто  оспаривает возможность направления сторон в арбитраж в соответствии с механизмом,  предусмотренным ст. II Конвенции. В качестве примера еще раз приведем прецедент  американского суда, который направил стороны в арбитраж, хотя полагал, что будущее  арбитражное решение, возможно, окажется неисполнимым. 

►  3. На нарушение публичного порядка нельзя ссылаться, если сторона,  выступающая против приведения в исполнение решения международного арбитража,  полагает, что арбитры допустили ошибку в применении закона, применили неправильный  закон или неправильно оценили фактические обстоятельства дела. Суд, рассматривающий  вопрос о приведении в исполнение решения международного арбитража, не вправе  изучать такие доводы, поскольку это означало бы попытку пересмотра арбитражного  решения по существу, что не допускается Конвенцией и Законом о МКА. К сожалению,  многие российские суды пока не понимают, что их полномочия ограничены и они не  вправе подвергать арбитражное решение пересмотру по существу.

С аналогичной проблемой часто приходится сталкиваться и в случае рассмотрения в российских судах  ходатайств об отмене международных арбитражных решений, вынесенных на территории  Российской Федерации. Пункт 2 ст. 34 Закона о МКА текстуально почти совпадает со  ст. V Конвенции, а значит, российский государственный суд не может отменить решение  арбитража, проведенного в России (например, в МКАС при ТПП РФ), по мотивам  ошибочности правовой аргументации арбитров. Факт присуждения арбитражем более  крупных сумм в качестве возмещения упущенной выгоды, нежели суммы, присуждаемые  российскими государственными судами по аналогичным делам, сам по себе не дает  оснований для ссылок на нарушение публичного порядка. У ответчика по арбитражному  делу есть множество возможностей оспорить размер убытков, рассчитанный истцом, и это  должно быть сделано в ходе арбитражного слушания, а не в ходе процедуры приведения в  исполнение или оспаривания арбитражного решения. Пункты 1 и 3 Информационного  письма № 156 запрещают пересмотр существа иностранного арбитражного решения, и  этот же подход полжен быть распространен и на дела, связанные с оспариванием или  приведением в исполнение международных арбитражных решений, вынесенных на  территории России, в силу тождественности норм статей 34 и 36 Закона о МКА и статьи V  Конвенции. 

►  4. Само по себе арбитражное решение не может противоречить публичному  порядку в контексте подп. «b» п. 2 ст. V Конвенции и аналогичных норм подп. 2 п. 1 ст. 36  Закона о МКА; только исполнение решения может (теоретически) привести к нарушению  публичного порядка. Кстати, в этом состоит единственное серьезное различие между ст. V  Конвенции и подп. 2 п. 2 ст. 34 Типового закона ЮНСИТРАЛ (и совпадающим с ним  подп. 2 п. 2 ст. 34 Закона о МКА), так как этим Законом в отличие от Конвенции  допускается отмена государственным судом арбитражного решения по месту его  вынесения, если само это решение противоречит публичному порядку данной страны.  Если же речь идет о  приведении в исполнение решения международного арбитража, то  следует оценивать на соответствие публичному порядку только результат исполнения  решения, а не само решение. 

►  5. Нельзя ссылаться на нарушение публичного порядка, если  решение международного арбитража вынесено в связи с нарушением  обязательств по сделке, которая была признана недействительной в российском  государственном суде, но признана действительной международным арбитражем.  Существование  такого  решения  российского  государственного  суда  не  свидетельствует автоматически о том, что приведение в исполнение решения  иностранного арбитража вступит в противоречие с российским публичным  порядком. Российский публичный порядок вообще нужно понимать только как  основы правопорядка, закрепленные в главах 1 и 2 Конституции РФ, поэтому  противоречие  арбитражного  решения  выводам  российского  суда  о  действительности отдельной сделки или каким-либо нормам российского  законодательства об отдельных институтах частного права (таких, как сделки,  расчеты, ответственность за неисполнение обязательств) не может повлечь за  собой обоснованную ссылку на нарушение публичного порядка.

Кроме того,  соответствие решения третейского суда публичному порядку не может зависеть  от наличия или отсутствия судебного акта по «косвенному иску»:  решение третейского суда, противоречащее публичному порядку, должно само  по себе содержать какие-то элементы, несовместимые с цивилизованным правосознанием. Ответчику следует сосредоточить усилия на защите своей  позиции в ходе арбитражного разбирательства, а не на попытках передать спор  на рассмотрение государственного суда вопреки арбитражному соглашению,  иначе победа в российском суде со ссылкой на нарушение публичного порядка  все равно не оградит ответчика от взыскания долга за рубежом. 

Применение ссылки о нарушении публичного порядка в соответствии с Конвенцией  должно быть ограничено только теми редкими случаями, когда исполнение арбитражного  решения может привести к правовым последствиям, несовместимым с основами  правопорядка и нравственности. Исходя из опыта и профессиональной квалификации  юристов, выступающих в качестве арбитров, можно сказать, что вероятность принятия  ими таких решений очень невелика. 

В заключение повторим и подчеркнем, что в отличие от ч. 3 ст. 233 и ч. 3 ст. 239  АПК, где речь идет о нарушении основополагающих принципов российского права  международным арбитражным решением, вынесенным на территории Российской  Федерации, в п. 2 ст. V Конвенции и п. 7 ч. 1 ст. 244 АПК, на которые содержатся ссылки  в ч. 2 ст. 244 АПК, речь идет о несовместимости с публичным порядком Российской  Федерации не самого иностранного арбитражного решения, а его исполнения. Из этого  можно сделать вывод, что основания для отказа в приведении в исполнение иностранных  арбитражных решений (которые сформулированы в ч. 2 ст. 244 АПК в виде отсылки к нормам Конвенции и ст. 36 Закона о МКА), в том числе и основания, связанные с  публичным порядком, нужно толковать еще более узко, нежели основания для отмены  международных арбитражных решений, вынесенных на территории Российской  Федерации.

Международный суд Иные услуги Практика
Наши цены Вас приятно удивят: подача иска в суд всего 8 500 рублей.
Консультация по любым вопросам абсолютно бесплатно!
Более 1 200 лет назад люди придумали цивилизованный способ разрешения споров, избегая насилия и варварства, защищая свои права и интересы, вот и по сей день институт правосудия становится все более актуальным.

Юристы нашего Центра накопили значительный опыт в разрешении проблем российского и зарубежного правового характера, всегда готовы помочь Вам в этом.
Отзывы и предложения ...