На главную Консультация Подать иск Подать жалобу Выезд юриста Форум
Регистрация ООО Регистрация ЗАО Регистрация АО Регистрация ИП Иностранное ЮЛ
Работа юристам О компании Контакты Карта сайта
ОБЩЕРОССИЙСКИЙ  ЦЕНТР  ПРАВОВОЙ  ПОДДЕРЖКИ



Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
Общероссийский центр правовой поддерки
Россия / Москва
Обзор судебной практики по международному арбитражу. Отмена иностранных арбитражных решений.
Пункт 10 Обзора затрагивает применение одной из наиболее интригующих норм  нового АПК РФ - части 5 ст.230, устанавливающей, что «в предусмотренных  международным договором Российской Федерации случаях … может быть оспорено  иностранное арбитражное решение, при принятии которого применены нормы  законодательства Российской Федерации».   В основу примера, изложенного в данном пункте Обзора, положено известное  постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30.03.2004 г. №15359/03. 

Арбитражное решение было вынесено международным коммерческим арбитражем ad hoc в  Швеции по спору между австрийской компанией «Мабетекс Прожект Инжиниринг  Индустрианлагенпланунг унд Эррихтунгс ГмбХ» (которая в последующем уступила право  требования швейцарской компании «Интерконстракшен Проджект Менеджмент С.А.») и  российским открытым акционерным обществом «Стойленский горно-обогатительный  комбинат». Арбитраж, вынесший решение о взыскании денежной суммы с российского  ответчика, применил российское материальное право по существу спора (для определения  обязательственного статута контракта) и шведское процессуальное право (как право место  проведения арбитража) для урегулирования процедуры арбитражного разбирательства.  Российский ответчик подал в российский государственный арбитражный суд  заявление об отмене вынесенного решения международного коммерческого арбитража,  ссылаясь на то, что Нью-Йоркская конвенция ООН 1958 г. о признании и приведении в  исполнение иностранных арбитражных решений, а также Европейская конвенция 1961 г. о  внешнеторговом арбитраже якобы являются теми международными договорами, которые  имеются в виду нормой части 5 ст.230 АПК РФ и позволяют оспорить арбитражное  решение в государственных судах той страны, чье право было применено при вынесении  решения третейского суда. Данная позиция российского ответчика нашла поддержку в суде  первой и кассационной инстанции.

Определением Арбитражного суда Белгородской  области от 23.05.2003 г. заявление об отмене арбитражного решения было удовлетворено, указанное определение было оставлено без изменения, а кассационная  жалоба иностранного истца - без удовлетворения.   При этом в постановлении кассационной инстанции четко проявляются все проблемы,  спровоцированные неудачной редакцией нормы части 5 ст.230 АПК РФ. Процитируем  логику рассуждений суда кассационной инстанции: «Ст.IX Европейской конвенции  предусматривает  возможность  и  основания  отмены  решения  международного  коммерческого арбитража и указывает, что такая отмена может быть произведена судом  государства, по закону которого вынесено решение. Следовательно, данная норма  международного договора предусматривает подведомственность этой категории споров  судам Российской Федерации, при условии, что при вынесении иностранного  арбитражного решения применяется законодательство Российской Федерации. При  вынесении арбитражного решения от 22.02.02 г. применялось законодательство Российской  Федерации ... Арбитражным судом Белгородской области сделан обоснованный вывод о  том, что ссылка арбитров на Закон Швеции об арбитраже 1999 г. как акт, регулирующий  процедуру арбитража, не лишает ответчика права на обращение с заявлением об отмене  иностранного решения в арбитражный суд РФ …

При вынесении иностранного  арбитражного  решения  всегда  применяются  отдельные  нормы  национального  законодательства места арбитражного разбирательства. Распространение на процесс таких  императивных норм национального законодательства государства, избранного в качестве  места арбитража, не исключает применение ч.5 ст.230 АПК РФ, ст.IX Европейской  конвенции. По смыслу указанных положений, определяющим для их применения является  вынесение арбитражного решения на основании материального права Российской  Федерации».  Ошибочность  процитированных  рассуждений  очевидна,  что  неоднократно  подчеркивалось в публикациях авторитетных ученых6. Во-первых, ни Нью-Йоркская  конвенция 1958 г., ни Европейская конвенция 1961 г. не регулируют вопрос о компетенции  государственных судов на рассмотрение споров об отмене вынесенных арбитражных решений. Как известно, Нью-Йоркская конвенция 1958 г. определяет только основания  отказа в признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений. Что  же касается Европейской конвенции 1961 г., то в первоначальных проектах этого  международного договора, действительно, предполагалось установить исчерпывающий  перечень оснований для отмены решений международного коммерческого арбитража.  Именно от этих первоначальных проектов сохранилась широкая формулировка заголовка  ст.IX («Объявление арбитражного решения недействительным»).

Однако в дальнейшем из-за серьезных разногласий по данному вопросу итоговый текст ст.IX Европейской  конвенции 1961 г. был ограничен весьма узким по своему содержанию положением,  содержащим перечисление тех случаев, когда состоявшаяся на основании национального  законодательства страны места вынесения арбитражного решения его отмена будет иметь  международный эффект, проявляющийся в отказе государственных судов других стран- участниц в признании и приведении в исполнение таких решений на своей территории.  Иными словами, ст. IX Европейской конвенции 1961 г. не преследует цели  определения компетенции национальных судов различных государств по отмене  вынесенных арбитражных решений; равным образом, эта статья не определяет перечень  оснований для возможной отмены арбитражных решений. Статье IX Европейской  конвенции 1961 г. отведена скромная роль - ограничить в отношениях между странами  участницами Европейской конвенции действие подпункта е) п.1 ст.V Нью-Йоркской  конвенции. Если указанная норма Нью-Йоркской конвенции считает состоявшуюся отмену  арбитражного решения возможной причиной для отказа в признании и приведении в  исполнение такого арбитражного решения за рубежом вне зависимости от основания, по  которому состоялась отмена, то ст. IX Европейской конвенции 1961 г. вводит  исчерпывающий перечень оснований, при установлении которых состоявшаяся отмена  арбитражного решения будет являться основанием для отказа в признании и приведении в  исполнение такого арбитражного решения в других странах-участницах Европейской  конвенции. При этом из текста Европейской конвенции невозможно вывести  международное обязательство государств-участников не производить отмену арбитражных  решений по иным основаниям - национальный законодатель никак не связан в этом  вопросе и теоретически может предусмотреть самые экзотические основания для отмены арбитражных решений. Однако на практике этого обычно не происходит, поскольку отмена  арбитражного решения по основанию, не указанному в ст. IX Европейской конвенции 1961  г., не будет иметь международного эффекта в других странах-участницах Европейской  конвенции.

Столкнувшись с отменой арбитражного решения по «экзотическим»  основаниям, не предусмотренным в ст. IX Европейской конвенции 1961 г., другие  государства-участники, тем не менее, признают и приведут в исполнение отмененное за  рубежом арбитражное решение.   Таким образом, ни Нью-Йоркскую конвенцию 1958 г., ни Европейскую конвенцию  1961 г. нельзя считать по смыслу части 5 ст.230 АПК РФ теми международными договорами,  которые устанавливают случаи возможного оспаривания иностранных арбитражных  решений. Как неоднократно отмечалось в литературе, таких международных договоров с  участием Российской Федерации вообще не существует.  Во-вторых, ложным является прозвучавший в постановлении кассационной инстанции  тезис о том, что «по смыслу указанных положений, определяющим для их применения  является вынесение арбитражного решения на основании материального права Российской  Федерации». Действительно, как Нью-Йоркская конвенция 1958 г., так и Европейская  конвенция 1961 г. говорят о том, что в признании и приведении в исполнение  иностранного арбитражного решения может быть отказано, если арбитражное решение  было отменено компетентной властью страны, где оно было вынесено, или страны, закон  которой применяется. Изучение подготовительных материалов указанных международных  договоров показывает, что включение в международные договоры формулы о  международном эффекте отмены арбитражного решения в стране, «закон которой  применяется», было связано с законодательством Франции и Германии, процессуальные  кодексы  которых  разрешали  сторонам  третейского  разбирательства  изменить  «национальность» арбитражного решения, указав, что в ходе арбитражного разбирательства  подлежит применению процессуальное законодательство (законодательство о третейских  судах) другой страны. В этом случае страна, чье процессуальное (но не материальное!)  законодательство применялось при проведении арбитражного разбирательства, логичным  образом должна была получить компетенцию на разрешение вопроса об отмене состоявшегося арбитражного решения. Показательно, что впоследствии как Франция, так и  Германия отказались от отмены арбитражных решений, вынесенных за рубежом по  иностранному процессуальному законодательству, и установили единственным критерием  для определения подсудности заявлений об отмене место вынесения арбитражного  решения.

Международные тенденции по данному вопросу получили свое отражение в  Типовом законе ЮНСИТРАЛ 1985 г. о международном коммерческом арбитраже, правила  которого положены в основу одноименного Закона РФ от 07.07.1993 г. и предусматривают  возможность отмены арбитражного решения исключительно государственными судами по  месту проведения арбитража. Невозможность отмены иностранного арбитражного решения  была признана в практике Верховного суда РФ: «Суды Российской Федерации не обладают  компетенцией по отмене решения международного арбитражного суда (третейского суда)  другого государства; они только вправе отказать в признании и приведении в исполнение на  территории Российской Федерации таких решений...»  Следует отметить, что в судебной практике некоторых развивающихся стран уже  предпринимались попытки некорректного толкования рассматриваемой нормы Нью- Йоркской конвенции 1958 г., противоречащего историческому и систематическому  толкованию текста данного международного договора. Так, до реформы 1996 г. Верховный  Суд Индии считал возможным отмену иностранного арбитражного решения, если в ходе  арбитражного разбирательства использовалось материальное право Индии (дело 1987 г. Oil  & Natural Gas Commission v. Western Company of North America, дело 1993 г. National Thermal Power  Corporation v. The Singer Corp. et al.) В настоящее время подобный подход исповедуют только  суды Пакистана и Саудовской Аравии.  Помимо того, что такой подход противоречит правильному толкованию текста  международных договоров, он ведет к отрицательным политическим и экономическим  последствиям:
- соответствующее государство попадает в разряд стран, проповедующих  «контрарбитражный» подход, что затрудняет выход на мировой рынок компаниям и  предпринимателям из такого государства; 
- иностранные контрагенты будут жестко настаивать на том, чтобы в качестве  применимого материального права не выбиралось право такого государства, раз  использование подобного материального права при разбирательстве спора по существу  может в последующем привести к отмене арбитражного решения за рубежом; 
- наконец, с большой степенью вероятности можно предположить, что подобного  рода отмена арбитражного решения не будет учтена судами других государств при  рассмотрении вопроса о признании и приведении в исполнение арбитражного решения на  своей территории.

Таким образом, пусть и будучи отмененным, арбитражное решение будет  исполнено в другом государстве путем обращения взыскания на находящееся там имущество  должника. Те же должники, которые смогут избежать исполнения арбитражного решения,  не имея своего имущества за рубежом, будут лишены возможности выхода на иностранные  рынки под страхом обращения взыскания на любое вывозимое за рубеж имущество. Вряд ли  такая перспектива может кого-либо обрадовать.  В итоге, понятное стремление законодателя и государственных судов защитить отечественных предпринимателей от неблагоприятных для них иностранных арбитражных  решений не достигает своей цели и оборачивается против самих предпринимателей.  С учетом сказанного, вернемся к анализу судебной практики ВАС РФ. Постановлением  Президиума ВАС РФ от 30.03.2004 г. №15359/03 были отменены состоявшиеся судебные  акты первой и кассационной инстанций по делу «Мабетекс Прожект Инжиниринг  Индустрианлагенпланунг унд Эррихтунгс ГмбХ» против ОАО «Стойленский горно- обогатительный комбинат». Высшая судебная инстанция справедливо не согласилась с  выводами нижестоящих судов и прекратила производство по делу об оспаривании решения  шведского арбитража. Президиум ВАС РФ однозначно признал, что «ссылка суда первой  инстанции на положения Конвенции ООН «О признании и приведении в исполнение  иностранных арбитражных решений» (Нью-Йорк, 1958 год) является ошибочной, поскольку  данная Конвенция не регулирует вопросы отмены иностранных арбитражных решений, но  содержит критерии отказа в признании и приведении в исполнение иностранных  арбитражных решений, которые могут использоваться заинтересованным лицом для защиты интересов против соответствующих требований». К сожалению, в отношении  Европейской конвенции 1961 г. Президиум ВАС РФ ограничился тем, что констатировал  невозможность применения данного международного договора в рассматриваемом деле,  поскольку арбитражное решение было вынесено на территории страны, не являющейся  участником Европейской конвенции 1961 г.

Однако, очевидно, что и в ситуации, когда  Европейская конвенция 1961 г. была бы признана применимой, конечный вывод о  невозможности отмены иностранного арбитражного решения должен был стать  аналогичным, исходя из сказанного выше о содержании и целях ст.IX Европейской  конвенции 1961 г.  При перенесении в текст Обзора описанное выше решение по конкретному делу  претерпело целый ряд довольно странных модификаций. Во-первых, в число выводов,  якобы сделанных Президиумом ВАС РФ, попал неверный тезис из постановления  кассационной инстанции: «Пункт 1 статьи IX Европейской конвенции о внешнеторговом  арбитраже 1961 г. предусматривает возможность отмены арбитражного решения в  государстве, в котором или по закону которого это решение было вынесено». Во-вторых, в  пункте 11 Обзора сделан акцент на том, что «применимым материальным правом являлось  право Российской Федерации, производство велось на русском языке, спор рассматривался  российскими арбитрами»14. Наконец, в заголовок пункта 10 вынесен тезис, который  допускает различное толкование: «Арбитражный суд не вправе отменить решение  международного коммерческого арбитража, если оно вынесено в государстве, не  участвующем в Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 г.»   На первый взгляд, напрашивается вывод, что если государственный суд установит  применимость Европейской конвенции 1961 г., то он будет вправе отменить решение  международного коммерческого арбитража. Однако приведенные выше теоретические  рассуждения, а также фактические выводы Постановления Президиума ВАС от 30.03.2004 г.

Нельзя не отметить, что в зарубежной литературе весьма спорным является тезис о неприменимости Европейской  конвенции 1961 г. в ситуации, когда арбитражное решение вынесено на территории страны, не являющейся участницей  Европейской конвенции, если стороны арбитражного соглашения на момент заключения такого арбитражного  соглашения имели свое местонахождение в различных Договаривающихся Государствах (в нашем случае, это Австрия и  Россия). Так, Верховный суд Италии в одном из известных дел посчитал, что Европейская конвенция 1961 г. применима,  вне зависимости от того, имело ли место арбитражное разбирательство на территории страны-участницы. Итальянский  суд признал, что специальные положения Европейской конвенции должны считаться подразумеваемым образом  включенными в арбитражное соглашение, заключенное сторонами, имеющими свое местонахождение на территории  Договаривающихся Государств показывают, что такое толкование является абсурдным. С учетом этого, на наш  взгляд, единственно допустимым является толкование, которое совершенно иначе  расставляет акценты: иностранное арбитражное решение не может быть отменено  российским судом, тем более в ситуации, когда Европейская конвенция 1961 к нему не  применима.

Единственно возможная логика рассуждений должна при этом выглядеть  следующим образом:
1) единственная цель статьи IX Европейской конвенции 1961 г. -  ограничить применение подпункта е) п.1 ст.V Нью-Йоркской конвенции 1958 г.;
2) если  Европейская конвенция 1961 г. применима, то претендующая на международный эффект  отмена арбитражного решения возможна только по исчерпывающему перечню оснований и  допустима только в ситуации, когда в ходе арбитражного разбирательства применялось  иностранное процессуальное (но не материальное!) право;
3) если Европейская конвенция  1961 г. не применима, то международный эффект может быть признан за отменой  арбитражного решения, состоявшейся по более широкому кругу оснований, но, в любом  случае, отмена иностранного арбитражного решения допустима только в ситуации, когда в  ходе арбитражного разбирательства применялось процессуальное (но не материальное!)  право государства, чей суд отменяет арбитражное решение.   Данное толкование, в том числе, подтверждается историей подготовки Обзора.

В  первоначальных вариантах проекта Обзора описываемый тезис был сформулирован в  утвердительном стиле: «Арбитражный суд вправе отменить решение международного  коммерческого арбитража, если оно вынесено в государстве-участнике Европейской  конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 г.» Очевидно, что коренное изменение  формулировки тезиса направлено на то, чтобы не допустить первое толкование,  приведенное выше. Однако нельзя не признать, что Обзор, вместо того, чтобы дать  правильную трактовку положения, сформулированного в части 5 ст.230 АПК РФ, породил  еще большие сложности для практики государственных судов, которые теперь вынуждены  подбирать правильное толкование не только для неудачно сформулированной нормы  закона, но и для противоречиво изложенного пункта Обзора Президиума ВАС.

Международный суд Иные услуги Практика
Наши цены Вас приятно удивят: подача иска в суд всего 8 500 рублей.
Консультация по любым вопросам абсолютно бесплатно!
Более 1 200 лет назад люди придумали цивилизованный способ разрешения споров, избегая насилия и варварства, защищая свои права и интересы, вот и по сей день институт правосудия становится все более актуальным.

Юристы нашего Центра накопили значительный опыт в разрешении проблем российского и зарубежного правового характера, всегда готовы помочь Вам в этом.
Отзывы и предложения ...