На главную Консультация Подать иск Подать жалобу Выезд юриста Форум
Регистрация ООО Регистрация ЗАО Регистрация АО Регистрация ИП Иностранное ЮЛ
Работа юристам О компании Контакты Карта сайта
ОБЩЕРОССИЙСКИЙ  ЦЕНТР  ПРАВОВОЙ  ПОДДЕРЖКИ



Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
Общероссийский центр правовой поддерки
Россия / Москва
Обеспечительные меры международного арбитража.
Согласно ст. 9 Закона о МКА обращение к государственному суду за  предоставлением обеспечительных мер не является отказом подающей такое обращение  стороны от арбитражного соглашения. Под этой несколько странной с точки зрения  русскоязычной правовой техники формулировкой, представляющей собой перевод  английского текста, использованного в Типовом законе ЮНСИТРАЛ, кроется указание на  то, что сторону, которая подала в государственный суд заявление с целью, например,  ареста активов оппонента в процессе, основанном на арбитражной оговорке, нельзя  обвинить в том, что она самим фактом своего обращения в государственный суд  отказалась от своего права на разрешение спора в международном коммерческом  арбитраже, так как обеспечительные меры являются мерами временными и не  предрешают решения состава арбитража по существу спора. Эта норма Закона о МКА недостаточно конкретна, чтобы регламентировать собственно процедуру принятия обеспечительных мер, поэтому для того, чтобы понять, как работает эта процедура,  требуется обратиться к ст. 90, 92 и 99 АПК. 

На основании ст. 90 АПК принятие обеспечительных мер государственным  арбитражным судом возможно на любых стадиях «арбитражного процесса». Возникает  вопрос: означает ли ссылка ч. 2 ст. 90 АПК на «стадию арбитражного процесса» то, что  для принятия судом обеспечительных мер заявитель должен сначала начать арбитражный  процесс в государственном арбитражном суде, т.е. обратиться туда с иском по существу  спора, или под понятие «арбитражного процесса» подпадает также процесс в третейском  суде, в том числе и международном? Полагаем, что первый вариант ответа на  поставленный вопрос следует считать ошибочным, иначе включение в ст. 90 АПК ч. 3,  посвященной мерам обеспечения в связи с осуществлением разбирательства в третейском  суде, утратило бы всякий смысл, так как одна и та же сторона не вправе одновременно  подавать один и тот же иск и в государственный суд, и в международный арбитраж.  

Поскольку в соответствии с ч. 3 ст. 90 АПК обеспечительные меры могут  приниматься и «по заявлению стороны третейского разбирательства», ввиду приведенных  доводов ссылка, содержащаяся в ч. 3 ст. 90 на ч. 2 этой же статьи, согласно которой  обеспечительные меры могут быть приняты на любой стадии арбитражного процесса,  может означать только одно: сторона третейского разбирательства может обратиться в  государственный арбитражный суд за установлением обеспечительных мер в любой  момент после начала третейского разбирательства, а возможно, и до подачи искового  заявления в третейский суд. Этот вывод может быть подтвержден аргументом о  применимости норм ст. 99 АПК о принятии обеспечительных мер до предъявления иска и  к случаям принятия обеспечительных мер в связи с проведением международного  арбитража - о том, что это возможно, пишет проф. Т.Н. Нешатаева в своем комментарии к  ст. 99 АПК. 

Обращение в государственный суд с целью принятия обеспечительных мер еще до  подачи иска в международный арбитраж допускается процессуальным законодательством  некоторых государств, например Германии, Англии. В этих странах такие меры могут  быть приняты судом достаточно либерально и без увязки с обязательством о подаче иска в  арбитраж в течение сжатого срока. Российское законодательство по этому вопросу  отражает более жесткий подход.

Предъявляя требование о принятии обеспечительных мер, заинтересованному лицу  следует обратить особое внимание на то, что ч. 5 ст. 99 АПК установлен 15-дневный срок  подачи искового заявления в случае вынесения государственным арбитражным судом  определения об обеспечительных мерах до подачи такого заявления. В п. 13  Постановления Пленума ВАС РФ от 9 декабря 2002 г. № 11 «О некоторых вопросах,  связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской  Федерации» разъясняется, какие доказательства могут быть предъявлены в отношении  подачи искового заявления в третейский суд; разумеется, заявитель должен  своевременно позаботиться о предоставлении соответствующих доказательств в  государственный арбитражный суд, вынесший определение об обеспечительных мерах,  иначе пропуск 15-дневного срока может привести к отмене обеспечительных мер. 

Сторона  третейского  разбирательства,  заинтересованная  в  установлении  обеспечительных мер, при обращении в государственный арбитражный суд с заявлением  о принятии обеспечительных мер на основании ч. 4 ст. 90 АПК обязана уплатить  государственную пошлину в размере, предусмотренном федеральным законом для оплаты  заявлений о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения  третейского суда, что составляет 2000 рублей. 

Впрочем, основными проблемами являются не чрезмерно жесткие процессуальные  нормы АПК - сами по себе требования АПК достаточно разумны, если принять во  внимание то, насколько часто российские компании обращаются в суды и арбитражи с  недобросовестными исками. Действительно, сторона третейского разбирательства,  заинтересованная в установлении обеспечительных мер, может параллельно с ведением  ею третейского разбирательства (и даже до его возбуждения) обратиться в российский  государственный арбитражный суд с заявлением о принятии обеспечительных мер на  основании ст. 90 АПК.

Но для этого данной стороне нужно будет доказать суду, что  «непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного  акта, в том числе если исполнение судебного акта предполагается за пределами  Российской Федерации», причем под судебным актом здесь должно пониматься решение  государственного суда (российского или зарубежного) о приведении в принудительное исполнение соответствующего решения международного коммерческого арбитража.

Другим критерием, обосновывающим применение обеспечительных мер, ч. 2 ст. 90 АПК  называет «предотвращение причинения значительного ущерба заявителю».  К сожалению, применение этих критериев, особенно критерия «невозможности или  затруднительности» исполнения арбитражного решения, сталкивается в российской  судебной практике с существенными трудностями.

Судьи российских государственных  арбитражных судов весьма консервативны в оценке последствий, к которым может  привести отказ в удовлетворении заявления о принятии обеспечительных мер, если речь  идет о деле, в котором спор будет рассмотрен в международном коммерческом  арбитраже.  Таких затруднений можно было бы избежать, если, устанавливая меры обеспечения,  российские государственные арбитражные суды пользовались бы механизмом встречного  обеспечения, предусмотренным ст. 94 АПК, однако, к сожалению, таких случаев в  современной российской судебной практике неизвестно, и вместо них судьи  государственных арбитражных судов всегда обращаются к применению весьма зыбкого  критерия «невозможности или затруднительности» исполнения арбитражного решения.

Первые сведения о том, что российские государственные арбитражные суды начали  принимать обеспечительные меры по делам, рассматриваемым в иностранных  арбитражах, относятся еще к 2003 г.51 С тех пор ситуация несколько изменилась, но по- прежнему такие случаи встречаются редко и практика государственных арбитражных  судов по ч. 3 ст. 90 носит отчасти непоследовательный характер. В литературе описано  несколько дел, когда российские суды удовлетворили заявления о принятии  обеспечительных мер52, но гораздо больше примеров «отказных», когда в принятии  обеспечительных мер в связи с проведением международного арбитража, отказывается. 

Можно выделить несколько причин, по которым ситуация складывается таким  образом. Во-первых, в п. 13 Постановления Пленума ВАС РФ от 9 декабря 2002 г. № 11  «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного                                                    процессуального кодекса Российской Федерации» содержатся весьма смутные указания о  том, какие именно доказательства следует предъявлять лицу, заинтересованному в  принятии обеспечительных мер, касательно необходимости их принятия.

При этом тот же  п. 13 этого Постановления Пленума поясняет:   «…предварительные обеспечительные меры применяются по заявлению  организации или гражданина лишь в случае представления доказательств наличия  у них имущественных требований. Такими доказательствами могут быть, в  частности, сведения о регистрации права собственности, коммерческий контракт,  выписки из лицевого счета о перечислении денежных средств и т.д.». 

Впоследствии п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. № 55  «О применении арбитражными судами обеспечительных мер» сформулировал еще более  жесткие критерии, которые следует соблюдать российским судьям при принятии решения  о предоставлении обеспечительных мер:  «Рассматривая заявления о применении обеспечительных мер, суд оценивает,  насколько истребуемая заявителем конкретная обеспечительная мера связана с  предметом заявленного требования, соразмерна ему и каким образом она обеспечит  фактическую  реализацию  целей  обеспечительных  мер,  обусловленных  основаниями, предусмотренными ч. 2 ст. 90 Арбитражного процессуального  кодекса Российской Федерации». 

Фактически, суду предлагается оценить серьезность требований истца, причем в  ситуации, когда иск еще не подан, или подан за рубежом и на иностранном языке.  Естественно, что судьи государственных арбитражных судов пытаются избежать  осуществления таких далеко идущих оценок и в принятии обеспечительных мер при  наличии малейшего сомнения в обоснованности иска отказывают. 

Повторим, что при наличии в АПК механизма встречного обеспечения (ст. 94) эту  проблему можно было бы решить, не подвергая судей соблазну давать оценку рискам, о  которых у них в рамках процедуры рассмотрения ходатайства по ст. 90 АПК складывается  весьма смутное представление, но, к сожалению, по этому пути наша судебная практика  пока не идет. 

Во-вторых, излишне детальная и неудачная по своей сути формулировка ч. 5 ст. 92  АПК о том, что «К заявлению стороны третейского разбирательства об обеспечении иска  прилагаются заверенная председателем постоянно действующего третейского суда копия  искового заявления, принятого к рассмотрению третейским судом, или нотариально  удостоверенная копия такого заявления и заверенная надлежащим образом копия  соглашения о третейском разбирательстве», создает ненужные сложности. Как быть, если  дело рассматривается арбитражем ad hoc? Как доказать, что исковое заявление «принято к  рассмотрению», ведь далеко не всегда международные арбитражи вступают со сторонами  в переписку, которую можно признать доказательством такого рассмотрения.

Наконец, возникает определенная коллизия нормы ч. 5 статьи 92 с нормой ч. 5 ст. 99  АПК РФ 2002 г., допускающей обращение за принятием обеспечительных мер до  направления искового заявления в международный арбитраж.  Но самое главное состоит в том, что подготовленное Высшим Арбитражным Судом  обобщение судебной практики по обеспечительным мерам не приветствует поддержку  международных арбитражей.

В Обзоре практики применения арбитражными судами  предварительных обеспечительных мер (Информационное письмо Президиума ВАС РФ  № 78 от 7 июля 2004 г.) содержится пять примеров рассмотрения судами вопроса о  принятии таких мер в связи с проведением международного арбитража, и все они  «отказные».  Только недавно высшая судебная инстанция России впервые вынесла акт,  допускающий возможность принятия обеспечительных мер в связи с проведением  международного коммерческого арбитража за границей, да и то, обстоятельства этого  дела были весьма необычными, так как аресту подвергалась квартира, принадлежавшая  разведенной жене ответчика - физического лица.

Впоследствии спор был урегулирован  мировым соглашением, и собственно ареста квартиры так и не состоялось.  Тем  временем  государственные  арбитражные  суды,  опираясь  на  сформулированные выше положения п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 12 октября  2006 г. № 55, продолжают отказывать в удовлетворении ходатайств о принятии  обеспечительных мер в связи с проведением международных арбитражей. Примером  может служить Постановление ФАС Московского округа от 27 апреля 2011 г. № КГ- А40/3373-11 по делу № А40-139443/10-69-1112, в котором отказано в принятии  обеспечительных мер против компании, чье сложное финансовое положение не вызывает  ни у кого сомнения - все равно судьи считают, что заявитель не сумел соблюсти  требования, сформулированные Высшим Арбитражным Судом в Постановления Пленума  ВАС РФ от 12 октября 2006 г. № 55, выходящие далеко за рамки норм ст. 90 АПК.                                                   

Завершая рассмотрение вопроса о принятии российскими государственными судами  обеспечительных мер в поддержку международного арбитража, следует обратить  внимание еще и на следующий аспект проблемы. Предусмотрев в ч. 3 ст. 90 правило о  принятии обеспечительных мер в связи с проведением третейского разбирательства, АПК  никак не решил вопрос об их отмене в случае отказа в удовлетворении иска. Норма ст. 97  АПК не может применяться в данном случае, так как спор рассматривается не  государственным судом, а третейским.

Конечно, по логике Кодекса в случае отказа  третейского суда в удовлетворении иска, в обеспечение которого были приняты  соответствующие меры, должна применяться норма ч. 5 ст. 96 АПК, но ее текст  предполагает, что подлежащие отмене обеспечительные меры были приняты либо тем же государственным арбитражным судом, который рассматривает спор (поскольку их судьба  решается в самом решении по существу спора), либо другим государственным  арбитражным судом.

Получается, что об отмене обеспечительных мер, принятых в связи с  проведением третейского разбирательства, в результате которого в удовлетворении иска  было отказано, в АПК нет ни слова. Насколько это известно автору, пока данный вопрос  на практике не вставал.  Следует отметить, что не только государственные суды, но и международные  арбитражи вправе выносить постановления о принятии обеспечительных мер. Правда,  арбитры достаточно редко идут на такие шаги, чтобы не выделять ни одну из сторон по  делу, а также памятуя о том, что постановление о принятии обеспечительных мер не  является арбитражным решением по существу спора, которое подлежит приведению в  исполнение в соответствии с текстом Нью-Йоркской конвенции.  Обратим внимание на одно чрезвычайно любопытное решение, вынесенное  американским судом по делу Publicis Communication, et al. v. True North Communication  Inc.

В этом деле арбитраж, действовавший на основании Арбитражного регламента  ЮНСИТРАЛ и проводившийся в Лондоне, издал приказ о представлении истцом  истребованных ответчиком документов налоговой отчетности. Истец отказался исполнить  этот приказ добровольно. Данный приказ формально не являлся окончательным  арбитражным решением, он был озаглавлен order, а не award, но тем не менее  американский суд признал его и обратил к принудительному исполнению на основании  Конвенции, сославшись на то, что эти документы имеют решающее значение для  разрешения спора по существу. Таким образом, был создан прецедент, когда в качестве арбитражного решения в контексте Конвенции был принудительно исполнен  арбитражный приказ, не разрешавший спор по существу, а всего лишь обеспечивавший  представление документов, имевших решающее для разрешения спора значение.

О необходимости реформирования Типового закона ЮНСИТРАЛ с целью позволить  арбитрам самостоятельно выносить постановления о принятии обеспечительных мер,  которые были бы исполнены государственными судами, велась длительная дискуссия. Ее  результатом стали изменения в Типовой закон ЮНСИТРАЛ, одобренные на ее 39-й  сессии в 2006 г. и связанные с включением в него главы IVА56. Эти изменения радикально  расширяют возможности международных арбитражей по принятию обеспечительных мер.  В 2011 г. был подготовлен законопроект о внесении изменений в Закон о МКА,  призванный дополнить российское законодательство новеллами, предложенными  ЮНСИТРАЛ в 2006 г., однако после вмешательства аппарата ВАС РФ его текст  существенно расходится с формулировками, разработанными ЮНСИТРАЛ. Более того,  самый ход работы над законопроектом внушает пессимизм - вместо изменений,  соответствующих подходу ЮНСИТРАЛ, предлагаются новеллы, которые существенно  затруднят функционирование третейских судов в России, причем не только  международных, но и внутренних.

Реализация предложений ЮНСИТРАЛ о совершенствовании Типового закона в  национальном законодательстве позволит, не меняя текста Конвенции, распространить на  определения международных арбитражей о принятии обеспечительных мер режим, по  своей сути копирующий режим признания и приведения в исполнение иностранных  арбитражных решений. Эти предложения 2006 уже имплементированы в ряде государств  (по состоянию на середину 2013 г. - в 16 странах и штате Флорида).

Наконец, следует обратить внимание на то, что полномочия арбитров в отношении  принятия обеспечительных мер в значительной степени зависят от регламента,  применимого к данному спору: в разных регламентах по-разному решается вопрос об  обеспечительных мерах58, и от того, в какой форме выносится определение, в  значительной степени зависит возможность его приведения в исполнение.


Международный суд Иные услуги Практика
Наши цены Вас приятно удивят: подача иска в суд всего 8 500 рублей.
Консультация по любым вопросам абсолютно бесплатно!
Более 1 200 лет назад люди придумали цивилизованный способ разрешения споров, избегая насилия и варварства, защищая свои права и интересы, вот и по сей день институт правосудия становится все более актуальным.

Юристы нашего Центра накопили значительный опыт в разрешении проблем российского и зарубежного правового характера, всегда готовы помочь Вам в этом.
Отзывы и предложения ...