На главную Консультация Подать иск Подать жалобу Выезд юриста Форум
Регистрация ООО Регистрация ЗАО Регистрация АО Регистрация ИП Иностранное ЮЛ
Работа юристам О компании Контакты Карта сайта
ОБЩЕРОССИЙСКИЙ  ЦЕНТР  ПРАВОВОЙ  ПОДДЕРЖКИ



Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
Общероссийский центр правовой поддерки
Россия / Москва
Взаимодействие  международных  коммерческих  арбитражей  и  государственных судов.
Согласно ст. 5 Типового закона ЮНСИТРАЛ (и ст. 5 Закона о МКА)  государственные суды вправе вмешиваться в деятельность международных коммерческих  арбитражей только в случаях, прямо предусмотренных этим Законом:  «Статья 5. Пределы вмешательства суда.  По вопросам, регулируемым настоящим Законом, никакое судебное  вмешательство не должно иметь места, кроме как в случаях, когда оно  предусмотрено в настоящем Законе».

Таких случаев дозволенного Законом о МКА вмешательства государственного суда  в деятельность международных арбитражей немного, всего пять, и ни один из них не  наделяет государственный суд полномочиями по осуществлению контроля за  содержанием арбитражного решения. Перечислим их:
- принятие государственным судом обеспечительных мер в связи с  рассмотрением спора в международном арбитраже (ст. 9 Закона о МКА, см. § 1.8  ниже);
- обжалование постановления международного арбитража о наличии у него  компетенции, вынесенного как по вопросу предварительного характера (п. 3 ст. 16  Закона о МКА, о таких постановлениях подробнее см. в § 4.3 далее). Этот  специфический правовой механизм применяется в тех случаях, когда состав  арбитража выносит отдельное решение по вопросу о наличии у него компетенции по  рассмотрению спора, как правило, это делается в том случае, если ответчик  выдвигает  серьезные  возражения  против  действительности  арбитражного  соглашения (см. § 3.7 далее);
- направление сторон в арбитраж государственным судом, в который был  подан иск по существу спора (п. 1 ст. 8 Закона о МКА, см. § 1.9 далее). Эта норма  Закона о МКА корреспондирует одному из основных механизмов Нью-Йоркской  конвенции, призванному устранить так называемую «конкуренцию исков» -  ситуацию, когда один и тот же спор одновременно рассматривается несколькими  различными судами или арбитражами;
- оспаривание решения международного арбитража, вынесенного на  территории Российской Федерации, по основаниям, перечисленным в Законе (п. 1  ст. 34 Закона о МКА, см. § 4.1 и 4.5 далее). При этом отметим, что такие основания  не позволяют государственному суду пересматривать суть арбитражного решения;
- приведение в исполнение решения международного арбитража (п. 1 ст. 35  Закона о МКА) - если пользоваться терминологией АПК, то речь должна идти о  признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения  (Глава 31 АПК) или о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение  решения международного третейского суда, вынесенное на территории Российской  Федерации (§ 2 Главы 30 АПК). Пока же отметим, что к этому правовому механизму стороне, выигравшей арбитраж, придется прибегать только в том случае, если проигравшая сторона  откажется добровольно исполнить вынесенное против нее решение.  

Дополнительно к этим пяти вариантам взаимодействия международных  коммерческих арбитражей с российскими государственными арбитражными  судами следует обратить внимание на предусмотренное ст. 27 Закона о МКА  содействие со стороны государственных судов в «получении доказательств»  (более верным термином был бы «сбор доказательств»).

Но это содействие,  которое  следует  разграничить  с  перечисленными  выше  вариантами  вмешательства государственного суда в процесс, связанный с рассмотрением  спора в международном коммерческом арбитраже, - сбор доказательств, хотя  может и сыграть важную роль в исходе процесса в международном арбитраже,  все-таки не является вмешательством в самый процесс. Подробнее об этом см. в  § 1.10 далее.  Любое другое вмешательство российского государственного суда в спор, в  отношении которого существует международное арбитражное соглашение, незаконно. 

Хотя в АПК, к сожалению, нет нормы, непосредственно запрещающей государственным  арбитражным судам вмешиваться в рассмотрение споров, в отношении которых  существуют арбитражные соглашения, помимо перечисленных выше случаев, тем не  менее в АПК достаточно четко закреплена логика, основанная на том, что судебное  вмешательство признается допустимым только в перечисленных выше случаях.

В первую очередь такой подход вытекает из нормы ч. 4 ст. 16 АПК, закрепляющей  признание и обязательность исполнения на территории РФ иностранных арбитражных  решений в соответствии с международным договором Российской Федерации (т.е.  Конвенцией). Далее, этот подход реализуется через нормы п. 5 и 6 части 1 ст. 148 АПК об  оставлении государственным арбитражным судом искового заявления без рассмотрения в  случае наличия арбитражного соглашения, на наличие которого своевременно (т.е. до  своего первого заявления по существу спора) сослался ответчик.

Наконец, в отношении  оснований, по которым могут отменяться международные арбитражные решения,  вынесенные на территории России, и выноситься отказы в приведении в исполнение  решений международных арбитражей, ч. 4 ст. 233, ч. 4 ст. 239 и ч. 2 ст. 244 АПК содержат  отсылки «к международному договору Российской Федерации и федеральному закону о  международном коммерческом арбитраже». Такими международными договорами,  которыми регламентированы основания для отказа в признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, являются Нью-Йоркская конвенция и  Европейская конвенция, а «федеральным законом о международном коммерческом  арбитраже», которым регулируется отмена международных арбитражных решений,  вынесенных на территории России, и их приведение в исполнение - Закон о МКА.

Сразу  поясним, что международного договора, которым бы регламентировалась отмена  российским судом иностранных арбитражных решений, у Российской Федерации нет, и  такие международные договоры вообще как таковые не существуют. 

Следует отметить, что норма ст. 5 Закона о МКА носит защитный характер: она  призвана оградить международные арбитражные разбирательства от вмешательства  государственных судов, которые идут на поводу у сторон, настроенных сорвать арбитраж  или затруднить приведение в исполнение его решения.

Однако такого рода защитные  меры не требуются в отношении судов государств, в которых международный арбитраж  пользуется поддержкой государственных судей. Поэтому в таких странах, чье  законодательство стоит на более высокой ступени поддержки арбитража по сравнению с  Типовым законом ЮНСИТРАЛ (в качестве примера можно привести Англию, Швецию,  Швейцарию, Францию), существует еще ряд дополнительных механизмов, которыми  пользуются государственные суды с целью оказания поддержки международному  арбитражу.

Особо отметим, что ч. 5 ст. 230 АПК теоретически допускается возможность  оспаривания в российском государственном арбитражном суде иностранного  арбитражного решения «в случаях, предусмотренных международным договором  Российской Федерации». Что же это за случаи, какие международные договоры  имели в виду авторы этой статьи? По всей видимости, они имели в виду подп. «е»  п. 1 ст. V Конвенции, в котором говорится о возможности отмены иностранного  арбитражного решения судом страны, «закон которой применяется», поскольку  никаких других международных договоров по этому вопросу у Российской  Федерации не существует, как не существует их и в международно-правовой  практике заключения договоров по вопросам коммерческого арбитража. О том,  что на самом деле эта норма Конвенции на практике «не работает». 

Российский государственный арбитражный суд не вправе, сославшись на  ч. 5 ст. 230 АПК, рассматривать вопрос об отмене иностранного арбитражного решения, вынесенного по российскому материальному праву.

Конвенция не может рассматриваться как международный договор Российской Федерации,  которым допускается такая возможность. Более того, попытка подобного  вмешательства  российского  государственного  арбитражного  суда  будет  противоречить и ст. 5 Закона о МКА, допускающего оспаривание решения  международного арбитража только в государственном суде по месту его  вынесения (п. 2 с. 6 и п. 2 ст. 34 Закона о МКА).

Этот вопрос достаточно четко  урегулирован Конвенцией и Типовым законом ЮНСИТРАЛ, которыми не  допускается оспаривание международного арбитражного решения за пределами  страны, где оно было вынесено, если только стороны не предусмотрели в  качестве применимого процессуального права право иного государства.  Российские государственные арбитражные суды должны применять ч. 5 ст. 230  АПК в соответствии с международными обязательствами Российской Федерации  (Конвенция как акт международного права имеет преимущественную силу перед  российским внутренним законодательством на основании ч. 4 ст. 15 Конституции  РФ) и в соответствии с международными стандартами в этой области,  предусмотренными Типовым законом ЮНСИТРАЛ и реализованными в Законе о  МКА.


Международный суд Иные услуги Практика
Наши цены Вас приятно удивят: подача иска в суд всего 8 500 рублей.
Консультация по любым вопросам абсолютно бесплатно!
Более 1 200 лет назад люди придумали цивилизованный способ разрешения споров, избегая насилия и варварства, защищая свои права и интересы, вот и по сей день институт правосудия становится все более актуальным.

Юристы нашего Центра накопили значительный опыт в разрешении проблем российского и зарубежного правового характера, всегда готовы помочь Вам в этом.
Отзывы и предложения ...