На главную Консультация Подать иск Подать жалобу Выезд юриста Форум
Регистрация ООО Регистрация ЗАО Регистрация АО Регистрация ИП Иностранное ЮЛ
Работа юристам О компании Контакты Карта сайта
ОБЩЕРОССИЙСКИЙ  ЦЕНТР  ПРАВОВОЙ  ПОДДЕРЖКИ



Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
Общероссийский центр правовой поддерки
Россия / Москва
Документы, необходимые для приведения в исполнение решения  международного арбитража, сроки, размер госпошлины.
Отметим, что хотя в ряде стран и существует возможность для участников  арбитражного разбирательства отказаться от права на оспаривание арбитражного  решения, никакие положения арбитражных соглашений и арбитражных регламентов не  препятствуют заинтересованному лицу (а именно, стороне, проигравшей арбитраж) в  представлении возражений против приведения в исполнение арбитражного решения в  соответствии с Нью-Йоркской конвенцией и национальным законодательством той  страны, в которой это арбитражное решение предъявляется к исполнению. Однако представлению таких возражений предшествует обращение взыскателя - стороны,  победившей в арбитражном разбирательстве, - в компетентный суд по месту нахождения  проигравшей арбитраж стороны или ее имущества. Как правило, такое обращение имеет  место в том случае, если проигравшая арбитраж сторона отказывается от добровольного  исполнения арбитражного решения.

Следует обратить внимание на некоторые процессуальные особенности приведения в  исполнение решений международных коммерческих арбитражей, которые содержатся в  АПК. Если речь идет о приведении в исполнение решения международного арбитража,  вынесенного на территории России (например, МКАС при ТПП РФ), то в соответствии с  терминологией § 2 главы 30 АПК речь идет о «выдаче исполнительного листа на  принудительное исполнение решения третейского суда», если же речь идет о  иностранном арбитражном решении, то в соответствии с главой 31 АПК эта процедура  называется «признание и приведение в исполнение иностранного арбитражного решения».  Однако это сугубо терминологические различия, и процессуальные требования,  предъявляемые в связи с приведением в исполнение решения международного арбитража  в российском государственном арбитражном суде, идентичны и основаны на подходе  ст. IV Нью-Йоркской конвенции.  Статьей IV Конвенции устанавливается исчерпывающий перечень документов,  которые заинтересованное лицо должно представить в компетентный государственный  суд для признания и приведения в исполнение иностранного арбитражного решения.  Такими документами являются, во-первых, должным образом заверенное подлинное  арбитражное решение или должным образом заверенная копия такового и, во-вторых,  подлинное арбитражное соглашение (соответствующее дефиниции, данной в ст. II  Конвенции) или должным образом заверенная копия такового. Если указанные документы  составлены на языке, не являющемся государственным языком суда, который должен  осуществить признание и приведение в исполнение данного иностранного арбитражного  решения, то эти документы должны быть представлены в переводе, заверенном  присяжным переводчиком или дипломатическим либо консульским учреждением.  Предъявление к таким документам любых дополнительных требований или истребование  дополнительных документов будет прямым нарушением Конвенции.  Аналогичный перечень документов, необходимых для приведения в исполнение  решения международного коммерческого арбитража, вынесенного на территории РФ,  содержится в п. 2 ст. 35 Закона о МКА.

Все эти вопросы, а также ряд других, тесно связанных с ними, урегулированы в  ст. 237 и  242 АПК, соответствующие части которых имеет смысл процитировать почти  целиком:    «Статья 237. Требования к заявлению о выдаче исполнительного листа на  принудительное исполнение решения третейского суда»   

2. В заявлении о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение  решения третейского суда должны быть указаны: 
1) наименование арбитражного суда, в который подается заявление; 
2) наименование и состав третейского суда, принявшего решение, место его  нахождения; 
3) наименование сторон третейского разбирательства, их место нахождения или  место жительства; 
4) дата и место принятия решения третейского суда; 
5) требование заявителя о выдаче исполнительного листа на принудительное  исполнение решения третейского суда. 
В заявлении могут быть указаны номера телефонов, факсов, адреса электронной  почты и иные сведения. 

3. К заявлению о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение  решения третейского суда прилагаются: 
1) надлежащим образом заверенное подлинное решение третейского суда или  его  надлежащим  образом  заверенная  копия.  Копия  решения  постоянно  действующего третейского суда может быть заверена председателем третейского  суда; копия решения третейского суда для разрешения конкретного спора должна  быть нотариально удостоверена; 
2) подлинное соглашение о третейском разбирательстве или его надлежащим  образом заверенная копия; 
3) документ, подтверждающий уплату государственной пошлины в порядке и в  размере, которые установлены федеральным законом; 
4) уведомление о вручении или иной документ, подтверждающий направление  копии заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение  решения третейского суда другой стороне третейского разбирательства;
5) доверенность или иной документ, подтверждающие полномочия лица на  подписание заявления. 

К заявлению о признании и приведении в исполнение иностранного  арбитражного решения, если международным договором Российской Федерации не  предусмотрено иное, прилагаются: 
1) надлежащим образом заверенное подлинное иностранное арбитражное  решение или его надлежащим образом заверенная копия; 
2) подлинное соглашение о третейском разбирательстве или его надлежащим  образом заверенная копия; 
3) надлежащим образом заверенный перевод на русский язык документов,  указанных в пунктах 1 и 2 настоящей части. 

Документы, указанные в настоящей статье, признаются удостоверенными  надлежащим образом, если они соответствуют требованиям статьи 255 настоящего  Кодекса».
На первый взгляд может показаться, что ст. 237 и 242 АПК содержат требования,  выходящие далеко за рамки ст. IV Конвенции и п. 2 ст. 35 Закона о МКА, однако при  внимательном анализе мы убеждаемся, что это не так. Замкнутый перечень документов,  предусмотренных ст. IV Конвенции, воспроизведен в ч. 4 ст. 242 АПК, а требования к  оформлению заявления, указанные в ч. 2 ст. 242 АПК, носят сугубо процессуальный  характер, что допускается ст. III Конвенции. Поэтому, так как согласно ст. III Конвенции  участвующим в ней странам разрешается устанавливать процессуальные правила  признания и приведения в исполнение решений иностранных арбитражей, мы полагаем,  что коллизии между юридико-техническими нормами ч. 2 ст. 242 АПК и Конвенцией все- таки нет. Предоставление сведений, предусмотренных ч. 2 ст. 242 АПК, не должно  чрезмерно обременять лицо, подающее заявление о признании и приведении в исполнение  решения иностранного арбитража на территории Российской Федерации.  В ст. 237 АПК также решаются технико-юридические вопросы, возникающие в связи  с подачей заявлений о выдаче исполнительного листа на приведение в исполнение  решения международного арбитража, вынесенного на территории Российской Федерации,  и, как следствие, не подпадающего под применение норм Конвенции. Помимо отражения  требований, закрепленных в п. 2 ст. 35 Закона о МКА, этой статьей также  регламентируется содержание заявления о выдаче исполнительного листа, размеры  подлежащей уплате госпошлины, порядок удостоверения копии решения международного   арбитража, вынесенного на территории России, обращаемого к принудительному  исполнению. 

Тем не менее следует отметить, что положение п. 4 ч. 3 ст. 237 АПК об  «уведомлении о вручении или ином документе, подтверждающем направление копии  заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения  третейского суда другой стороне третейского разбирательства», не корреспондирует  нормам Закона о МКА. Строго говоря, требование о таком уведомлении должно  рассматриваться в качестве судебного вмешательства, запрещенного ст. 5 Закона о МКА,  но в то же время отметим, что исполнение данного требования не создает сколько-нибудь  серьезных сложностей для стороны, в чью пользу вынесено решение международного  арбитража. Гораздо важнее обратить внимание на то, каким образом АПК РФ  регламентирует порядок заверения копии решения международного арбитража,  вынесенного на территории РФ - Законом о МКА этот вопрос не урегулирован.  Особое внимание нужно уделить отсылке к ст. 255 АПК о форме удостоверения  документов, составленных на иностранном языке или на русском языке, но за пределами  территории Российской Федерации. В соответствии со ст. 255 АПК:  «1. Документы, выданные, составленные или удостоверенные по установленной  форме компетентными органами иностранных государств вне пределов Российской  Федерации по нормам иностранного права в отношении российских организаций и  граждан или иностранных лиц, принимаются арбитражными судами в Российской  Федерации при наличии легализации указанных документов или проставлении  апостиля, если иное не установлено международным договором Российской  Федерации.  2. Документы, составленные на иностранном языке, при представлении в  арбитражный суд в Российской Федерации должны сопровождаться их надлежащим  образом заверенным переводом на русский язык».  Если арбитражное решение вынесено институциональным арбитражем, то заверить  его подлинник «должным» или «надлежащим» образом, необходимым для легализации или проставления апостиля, может секретариат либо иной постоянно действующий  технический орган данного институционального арбитража. Такое заверение будет  достаточным для целей ст. IV Конвенции и поможет выполнить требования ст. 255 АПК,  связанные с удостоверением документа, составленного за пределами территории  Российской Федерации. Сложнее обстоит дело с заверением подлинника арбитражного решения, вынесенного арбитражем ad hoc. В этом случае председатель арбитража должен  позаботиться о проставлении удостоверительной надписи нотариуса по правилам,  действующим в той стране, где выносится соответствующее решение. Если спор  рассматривался по Арбитражному регламенту ЮНСИТРАЛ, то целесообразно  воспользоваться правилами по оказанию содействия такому арбитражу, действующими в  ряде институциональных арбитражных органов, например в МКАС при ТПП РФ и в  Арбитражном институте Торговой палате Стокгольма.  Нотариальное удостоверение будет также очень полезно, если потребуется перевод  решения на другой язык (это относится и к решениям институциональных арбитражей). 

Независимо от того, заверяется нотариусом подлинность подписей арбитров или  подлинность подписи должностного лица органа институционального арбитража, без  нотариального удостоверения таких подписей документ будет сложно провести через  процедуру легализации и будет невозможно проставить на нем апостиль в соответствии с  правилами Гаагской конвенции от 5 октября 1961 г., отменяющей требование легализации  иностранных официальных документов. При этом, как совершенно справедливо  отмечалось в материалах судебной практики, само иностранное арбитражное решение  удостоверению с проставлением апостиля не подлежит.  В случае представления в российский суд документов для приведения в исполнение  иностранного арбитражного решения, скорее всего, обойтись без перевода не удастся  (если только решение не будет вынесено и заверено за рубежом на русском языке, что  представляется маловероятным, хотя автору такие примеры известны). Перевод  легализованного  или  апостилированного  решения  должен  быть  заверен  удостоверительной надписью российского нотариуса.  Отметим, что Соглашение «О порядке разрешения споров, связанных с  осуществлением хозяйственной деятельности» (Киев, 20 марта 1992 г.) к  процедуре приведения в исполнение иностранных арбитражных решений  неприменимо, на что не раз указывали как судебные акты, так и академические  источники - в отношении приведения в исполнение иностранных арбитражных  решений, вынесенных в странах СНГ, которые также участвуют и в Нью-Йоркской  конвенции, должна применяться именно Конвенция.

Теперь от содержания документов, необходимых для приведения в исполнение  решения международного арбитража, обратимся к сроку, в течение которого это можно  сделать. Следует сразу пояснить, что в российском законодательстве существуют срок на  предъявление решения к принудительному исполнению и срок исполнительной давности,  предусмотренный российским законодательством об исполнительном производстве, - это  различные сроки, регулируемые различными нормами российского законодательства.  В отношении срока давности на предъявление иностранного арбитражного решения  к принудительному исполнению п. 2 ст. 246 АПК закреплено, что «иностранное  арбитражное решение может быть предъявлено к принудительному исполнению в срок,  не превышающий трех лет со дня вступления его в законную силу». Причем течение этого  срока не прерывается подачей заявления о приведении в исполнение иностранного  арбитражного решения, а продолжается вплоть до направления взыскателем  исполнительного документа в банк или до возбуждения судебным приставом- исполнителем исполнительного производства. Правда, данный срок может быть  восстановлен арбитражным судом по заявлению взыскателя в соответствии с правилами,  предусмотренными главой 10 АПК. 

К сожалению, ни АПК, ни Законом о МКА не урегулирован вопрос о том, в течение  какого срока после вынесения международного арбитражного решения на территории  России заинтересованное лицо вправе обратиться с заявлением о выдаче исполнительного  листа. В АПК есть две близкие нормы: о сроке подачи заявления об отмене решения  международного арбитража, составляющем согласно ч. 3 ст. 230 АПК три месяца, и о  сроке предъявления к принудительному исполнению решения иностранного арбитража,  составляющем согласно ч. 2 ст. 246 АПК три года с момента вступления данного решения  в законную силу. Так как процедура выдачи исполнительного листа на решение  международного арбитража, вынесенное на территории Российской Федерации, по своей  правовой природе ближе процедуре исполнения иностранного арбитражного решения,  нежели процедуре отмены международного арбитражного решения, полагаем, что для  решения  вопроса  о  давности  предъявления  к  принудительному  исполнению  международного арбитражного решения, вынесенного в Российской Федерации, следует  применять именно норму ч. 2 ст. 246 АПК, т.е. такая давность составляет три года с  момента вступления соответствующего арбитражного решения в законную силу.

Теперь обратимся к вопросу о сроке исполнительной давности. В Федеральном  законе «Об исполнительном производстве» от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ различия  между  сроками  исполнительной  давности  по  предъявлению  к  исполнению  исполнительных листов, выданных судами на основании решений внутренних третейских  судов и иностранных арбитражей, не прослеживаются. Согласно ч. 1 его ст. 21  «Исполнительные листы, выдаваемые на основании судебных актов, … могут  быть предъявлены к исполнению в течение трех лет со дня вступления судебного  акта в законную силу или окончания срока, установленного при предоставлении  отсрочки или рассрочки его исполнения».  Таким образом, по этому закону срок исполнительной давности по предъявлению к  исполнению исполнительного листа, выданного как на исполнение иностранного  арбитражного решения, так и на исполнение решения международного арбитража,  вынесенного на территории РФ, является единым и составляет три года с момента  вынесения  государственным  судом  решения  о  приведении  в  исполнение  соответствующего арбитражного решения. Аналогичная норма содержится и в п.1) ч. 1  ст. 321 АПК.  Смешение срока на предъявление иностранного арбитражного решения к  исполнению  со  сроком  исполнительной  давности  может  привести  к  возникновению затруднительной ситуации, как это случилось в деле фирмы  Lugana Handelsgesellschaft mbH против открытого акционерного общества  «Рязанский завод металлокерамических приборов».  В этом деле фигурируют три иностранных арбитражных решения,  вынесенных в пользу фирмы Lugana Handelsgesellschaft mbH по ее искам против  «Рязанский завод металлокерамических приборов» с августа по декабрь 2005 г.  Автору неизвестно, когда именно фирма обратилась в российский суд с  заявлением об их признании и приведении в исполнение, но из материалов дела  следует, что первое судебное решение по признанию и приведению в исполнение  этих арбитражных решений - это Определение Арбитражного суда Рязанской  области от 2 февраля 2009 г. Таким образом, трехгодичный срок на обращение за  признанием и приведением в исполнение иностранных арбитражных решений к  моменту вынесения Арбитражным судом Рязанской области указанного  определения уже истек и, насколько это следует из материалов дела, в  соответствии с ч. 2 статьи 246 АПК не продлялся. Именно в этом и состоит причина неисполнимости Постановления Президиума Высшего Арбитражного  Суда Российской Федерации от 2 февраля 2010 г. № 13211/09, которым, после  долгих мытарств в судах низших инстанций, эти арбитражные решения были  признаны и исполнены.  Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской  Федерации от 2 февраля 2010 г. № 13211/09 несомненно является судебной  ошибкой, так как нарушена норма ст. 246 АПК.

На основании этого Постановления  был выдан исполнительный лист, срок предъявления к исполнению которого (с  момента принятия иностранных арбитражных решений) к моменту его выдачи уже  истек - в рамках российского законодательства такой документ законной силы  иметь не может. Поэтому взыскатель получить деньги так и не смог, так как  исполнительный лист, в котором было указано, что приводимые в исполнение в  2010 г. иностранные арбитражные решения были вынесены в 2005 г., судебных  приставов  не  устроил.  Взыскатель  начал  оспаривать  содержание  исполнительного листа, и опять дошел до Президиума ВАС РФ, который его снова  поддержал 9 марта 2011 г. Тем самым в этом деле не только была вторично  нарушена ст. 246 АПК, но и была сформулирована ошибочная мысль о том, что в  России иностранное арбитражное решение вступает в силу только с момента его  признания и приведения в исполнение (в терминологии Постановления  Президиума ВАС РФ от 9 марта 2011 г. № 13211/09 - «легализации»294)  российским  судом.  Это  противоречит  сложившейся  судебной  практике  государственных арбитражных судов, которая исходит из того, что иностранное  арбитражное решение вступает в силу в соответствии с регламентом вынесшего  его арбитража, вне зависимости от его признания и приведения в исполнение  каким-либо государственным судом, в том числе и российским. Такая практика  соответствует норме п. 1 ст. 35 Закона о МКА, в соответствии с которой   «Арбитражное решение, независимо от того, в какой стране оно было  вынесено, признается обязательным».

Следует  констатировать,  что  при  рассмотрении  дела  Lugana  Handelsgesellschaft mbH против открытого акционерного общества «Рязанский  завод металлокерамических приборов» Президиум ВАС РФ совершил две  судебных ошибки, в то время как нижестоящие суды лучше разобрались в  обстоятельствах данного дела. Решение международного арбитража вступает в  силу в момент, определяемый его регламентом и законом страны, на чьей  территории оно вынесено, а не в момент выдачи экзекватуры на его приведение  в исполнение.  В АПК урегулирован и вопрос об обложении государственной пошлиной заявления о  приведении в исполнение международных арбитражных решений. В соответствии с ч. 5  ст. 242 АПК при подаче такого заявления о признании и приведении в исполнение  иностранного арбитражного решения уплачивается госпошлина в порядке и размере,  установленных для заявлений о выдаче исполнительного листа на принудительное  исполнение решения третейского суда, т.е. ч. 5 ст. 242 АПК отсылает нас к п. 3 ч. 3 ст. 237  АПК, который, в свою очередь, содержит ссылку на не названный в нем федеральный  закон. В настоящее время это Налоговый кодекс Российской Федерации, п. 1 ст. 333.21  содержит указание о том, что как «при подаче заявления о выдаче исполнительных листов  на принудительное исполнение решения третейского суда» (подп. 8), так и «при подаче  заявления о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда,  иностранного арбитражного решения» (подп. 11) размер госпошлины составляет две  тысячи рублей. Таким образом, в этом Кодексе решения международных арбитражей,  вынесенные на территории РФ, «соединены» с решениями внутренних третейских судов,  и размер пошлины по обоим категориям дел установлен единый. Такой же размер  госпошлины подлежит уплате и при подаче заявления о признании и приведении в  исполнение иностранного арбитражного решения, и при подаче заявления об отмене  вынесенного на территории России решения международного арбитража (подп. 10).  В ст. 246 АПК, озаглавленной «Принудительное исполнение решения иностранного  суда или иностранного арбитражного решения», разъясняется, что определение  государственного арбитражного суда об удовлетворении заявления о признании и  приведении  в  исполнение  иностранного  арбитражного  решения  оформляется исполнительным листом, выдаваемым государственным арбитражным судом, вынесшим  соответствующее определение.

Так как заявления о признании и приведении в исполнение  иностранных арбитражных решений не подлежат обжалованию в апелляционном порядке,  в соответствии с ч. 1 ст. 319 АПК исполнительные листы на принудительное исполнение  этих решений должны выдавать государственные арбитражные суды, указанные в ч. 1  ст. 242 АПК, т.е. арбитражные суды первой инстанции. Очень важно, что в содержании  исполнительного листа должен быть отражен не столько собственно вывод  государственного арбитражного суда о том, что заявление о признании и приведении в  исполнение иностранного арбитражного решения подлежит удовлетворению, сколько  резолютивная часть решения международного коммерческого арбитража, которое  обращается к принудительному исполнению. Во избежание трудностей при оформлении  исполнительных листов государственному арбитражному суду при вынесении  определения об удовлетворении заявления о признании и приведении в исполнение  иностранного арбитражного решения следует процитировать его резолютивную часть.  Хотя в главе 30 АПК, регулирующей вопрос о выдаче исполнительного листа на  принудительное исполнение решений международных арбитражей, вынесенных в России,  нет нормы, аналогичной ст. 246 АПК, полагаем, что сформулированный выше  комментарий к этой статье вполне применим к содержанию исполнительных листов,  выдаваемых на основании ст. 240 АПК.



Международный суд Иные услуги Практика
Наши цены Вас приятно удивят: подача иска в суд всего 8 500 рублей.
Консультация по любым вопросам абсолютно бесплатно!
Более 1 200 лет назад люди придумали цивилизованный способ разрешения споров, избегая насилия и варварства, защищая свои права и интересы, вот и по сей день институт правосудия становится все более актуальным.

Юристы нашего Центра накопили значительный опыт в разрешении проблем российского и зарубежного правового характера, всегда готовы помочь Вам в этом.
Отзывы и предложения ...