На главную Консультация Подать иск Подать жалобу Выезд юриста Форум
Регистрация ООО Регистрация ЗАО Регистрация АО Регистрация ИП Иностранное ЮЛ
Работа юристам О компании Контакты Карта сайта
ОБЩЕРОССИЙСКИЙ  ЦЕНТР  ПРАВОВОЙ  ПОДДЕРЖКИ



Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
Общероссийский центр правовой поддерки
Россия / Москва
Арбитражное соглашение ( Арбитражная / Третейская оговорка ) Подробно:
Автономность арбитражного соглашения и принцип «компетенции  компетенции».
Принцип автономности арбитражного соглашения (англ. separability of the arbitration  clause) закреплен в Законе о МКА следующим образом:  «Статья 16. Право третейского суда на вынесение постановления о своей  компетенции  1. Третейский суд может сам вынести постановление о своей компетенции, в  том числе по любым возражениям относительно наличия или действительности  арбитражного соглашения. Для этой цели арбитражная оговорка, являющаяся частью  договора, должна трактоваться как соглашение, не зависящее от других условий  договора. Решение третейского суда о том, что договор ничтожен, не влечет за собой  в силу закона недействительность арбитражной оговорки».  Содержание этого принципа автономности арбитражного соглашения состоит в  следующем:

1. арбитражное соглашение автономно от того «основного» договора,  частью которого оно является, т.е. его действительность в большинстве случаев не  зависит от действительности основного договора. Если такой договор будет признан  недействительным, ничтожным, незаключенным или утратит силу в связи с  исполнением предусмотренных им обязательств и/или на основании волеизъявления  его сторон, арбитражное соглашение все равно останется в силе и может быть использовано в соответствии с его условиями для рассмотрения и разрешения  охваченных им споров.

2. арбитражное соглашение, как правило, подчинено праву, отличному от  материального права, которому подчинен договор;

3. из принципа автономности арбитражного соглашения вытекает принцип  «компетенции компетенции», сутью которого является то, что состав арбитража  имеет право самостоятельно вынести суждение о том, действительна ли арбитражная  оговорка в споре, переданном на его рассмотрение.  Сначала остановимся подробнее на действии принципа автономности арбитражного  соглашения. Оно лучше всего может быть проиллюстрировано примерами из судебно- арбитражной практики.  Между фирмой «Глатт Инжениртехник ГмбХ» и ООО «ИНТРА-БАУ М» был  заключен договор строительного подряда. ООО "ИНТРА-БАУ М" предъявило в  Арбитражном суде г. Москвы иск к фирме "Глатт Инжениртехник ГмбХ" об истребовании  имущества из чужого незаконного владения, о взыскании вреда, причиненного  неправомерными действиями ответчика, и об обязании ответчика возвратить  неосновательное обогащение. Определением Арбитражного суда г. Москвы от 11 февраля  2010 г. исковое заявление ООО «ИНТРА-БАУ М» к фирме «Глатт Инжениртехник ГмбХ»  по делу № А40-112301/09-7-886 оставлено без рассмотрения в связи с тем, что ответчик  сослался на наличие в заключенном между сторонами договоре арбитражной оговорки. 

Апелляционная инстанция определение Арбитражного суда г. Москвы отменила,  посчитав, что в связи с расторжением договора арбитражная оговорка, включенная в него,  утратила силу. Однако кассационная инстанция отменила Постановление апелляционной  инстанции и оставила в силе Определение суда первой инстанции, указав следующее:  «Признавая ошибочность ссылки первой инстанции на п. 5 ч. 1 ст. 148  Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, апелляционная  инстанция указала, что избрание способа защиты является правом истца, что  требования истца вытекают не из обязательственного отношения (из договора), а из  вещного права, что арбитражная оговорка является одним из условий договора,  который на момент обращения с настоящим иском в суд расторгнут, а в связи с тем,  что договор расторгнут, условия, предусмотренные в нем, после расторжения, в  частности правила о подсудности, неприменимы.

Апелляционная инстанция не руководствовалась принципом независимости  (автономности) арбитражной оговорки, согласно которому расторжение или  прекращение по иным основаниям договора, содержащего третейскую оговорку  либо признание такого договора недействительным не влияют на действие и  действительность третейской оговорки и не прекращают ее действие при отсутствии  специального соглашения сторон об этом.  Вывод первой инстанции о том, что заявленные истцом требования подлежат  рассмотрению в избранном сторонами третейском суде, основаны на материалах  дела.  Ни первая, ни апелляционная инстанция не сделали основанных на законе  выводов о том, что арбитражная оговорка недействительна, утратила силу или не  может быть исполнена.  Кассационная инстанция также не имеет оснований для выводов о  недействительности, утрате силы или невозможности исполнения арбитражной  оговорки».

Таким образом, даже вывод суда о прекращении действия (или недействительности,  или незаключенности) договора, содержавшего арбитражное соглашение, не влечет за  собой прекращения действия такого соглашения - в этом состоит действие принципа  автономности арбитражного соглашения. Классическим примером действия этого  принципа стало решение ВТАК при ТПП СССР (предшественника МКАС при ТПП РФ)  от 9 июля 1984 г. по делу «Союзнефтеэкспорт» против «Джок Ойл Лтд.», в котором  указано:  «Арбитражное соглашение может быть признано недействительным лишь в том  случае, если в нем будут обнаружены пороки воли (заблуждение, обман и др.),  нарушения требования закона к содержанию и форме заключенного арбитражного  соглашения».

В этом деле состав арбитража пришел к выводу о ничтожности заключенного между  сторонами договора о поставке нефтепродуктов ввиду того, что в нарушение требования  Постановления Совета Министров СССР от 14 февраля 1978 г. № 122 «О порядке                                                    подписания внешнеторговых сделок» сделка со стороны советской организации не была  подписана двумя лицами. Тем не менее вывод о ничтожности «основного» договора не  помешал арбитрам прийти к мнению о том, что арбитражная оговорка (не являющаяся  самостоятельной гражданско-правовой сделкой) действительна, так как на ее подписание  действие вышеуказанного Постановления № 122 не распространяется, и удовлетворить  иск истца, основанный на применении норм о неосновательном обогащении, вытекающем  из внедоговорных отношений.

Это решение ВТАК стало знаменитым прецедентом,  положенным в основу нормы ст. 7 Типового закона ЮНСИТРАЛ об автономности  арбитражного соглашения.   Приведем пример из недавней судебной практики. «Строительный концерн  «ГлавПромСтрой» (далее - Концерн) обратился в Арбитражный суда г. Санкт-Петербурга  и Ленинградской области с иском к открытому акционерному обществу «Авиелен А.Г.»  (далее - Общество) о признании недействующей (расторгнутой) и неисполнимой  арбитражной оговорки, содержащейся в заключенном между Обществом и Концерном  договоре.

Аргументы истца были основаны на следующих соображениях: арбитражная  оговорка является недействующей, так как расторгнута вместе с договором; она не  является  автономной;  в  Типовом  законе  ЮНСИТРАЛ  отсутствует  норма,  устанавливающая автономность арбитражной оговорки. Все эти аргументы были  отвергнуты судами трех инстанций, чьи судебные акты были поддержаны и судьями  Высшего Арбитражного суда Российской Федерации (Определение от 24 марта 2010 г.  № ВАС-838/10).  Вот как оценил доводы Концерна по этому делу ФАС СЗО в своем Постановлении от  23 октября 2009 г. по делу № А56-45732/2008:  «Доводы [Концерна] сводятся к тому, что в связи с расторжением договора  арбитражная оговорка является недействующей, применяться не должна, как не  должны применяться действующие в российском законодательстве нормы об  автономности арбитражной оговорки.  Концерн также указывает на неисполнимость арбитражной оговорки потому,  что:  - указание в арбитражной оговорке на Международную торговую палату  (МТП) является только указанием на применимое процессуальное право, но и этот  вопрос не согласован;  - не указано конкретное место проведения арбитража в Хельсинки; - не согласовано точное число арбитров;  - у Концерна отсутствуют денежные средства для оплаты расходов на  международный коммерческий арбитраж.  <…>  - …  принцип  автономности  арбитражной  оговорки  является  общепризнанным, закрепленным в нормах международного частного права и  российского законодательства. 

Исходя из автономности арбитражного соглашения, установление факта  ничтожности договора, в который включена арбитражная оговорка, или признание  его недействительным, истечение срока действия такого договора, расторжение его  по соглашению сторон не влекут сами по себе ничтожности, недействительности,  прекращения или расторжения арбитражного соглашения.  Принимая во внимание изложенное, следует признать правильным вывод судов  обеих инстанций о том, что расторжение договора не влияет на действительность  арбитражной оговорки.  В данном случае арбитражной оговоркой является включенное в текст  основного договора, регулирующего материально-правовые отношения сторон,  условие о третейском разбирательстве споров, возникающих из настоящего договора  или в связи с ним, либо по поводу его нарушения, прекращения или  действительности. 

О признании сторонами действия третейской оговорки свидетельствует  позиция, занятая Концерном, представитель которого при рассмотрении спора по  делу № А56-37405/2008 по иску Общества к Концерну о взыскании задолженности,  заявил об оставлении иска без рассмотрения, ссылаясь на оговорку о третейском  суде. Такое заявление послужило основанием для оставления иска без рассмотрения  (том 1, листы дела 156-158). Производство по делу № А56-27934/2008 по иску  Концерна к Обществу, представитель которого также заявил о третейской оговорке,  приостановлено в связи с обращением Концерна с настоящим иском.  Поскольку письменная форма оговорки соблюдена, ее содержание необходимо  исследовать исходя из того, что каких-либо специальных требований к тексту  третейского соглашения закон не предъявляет, однако многие постоянно  действующие третейские суды разрабатывают рекомендуемые формулировки.  Карабельников Б.Р. Международный коммерческий арбитраж.

Суд апелляционной инстанции, проанализировав содержание третейской  оговорки, пришел к правильному выводу о том, что сторонами достигнуто  соглашение о передаче возникшего из договора или в связи с ним спора на  разрешение Международного арбитражного суда МТП в соответствии с  действующим Регламентом, т.е. на основании правил, регулирующих его  деятельность. Процедура назначения или утверждения арбитров в Регламенте  прописана».  Видя неэффективность возражений против валидности арбитражных соглашений,  основанных на аргументах о недействительности (незаключенности или расторжении)  «основного» договора, некоторые российские компании попытались оспаривать  арбитражные оговорки как отдельные сделки - причем именно со ссылкой на принцип их  автономности, закрепленный в ст. 7 Закона о МКА. Эти попытки также не увенчались  успехом.  Например, в Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 20 апреля 2006 г.  № Ф04-1614/2006(21058-А70-12) по делу № А70-3077/12-2005 разъяснено следующее:  «...Не является, как верно отметил суд, третейское соглашение и сделкой,  направленной на приобретение, отчуждение или возможность отчуждения  имущества, то есть крупной сделкой. В связи с этим суд правомерно не признал  третейское соглашение недействительным по причине несоответствия его статье по договору. Ответчик против выдачи исполнительного листа возражал, ссылаясь на то,  что   «Договор подряда, содержащий третейскую оговорку, является незаключенным. 

Соответственно, третейское соглашение, содержащееся в незаключенном договоре,  также не является заключенным».  ФАС СЗО, отказывая в удовлетворении кассационной жалобы ответчика, указал в  своем Постановлении от 19 июля 2010 г. по делу № А75-2898/2010 следующее:  «Третейский суд самостоятельно решает вопрос о наличии или об отсутствии  у него компетенции рассматривать переданный на его разрешение спор, в том  числе в случаях, когда одна из сторон возражает против третейского  разбирательства по мотиву отсутствия или недействительности третейского  соглашения.  Таким образом, соглашение о рассмотрении спора третейским судом имеет  автономный характер и не зависит от других условий договора.  ЗАО «Назымская нефтегазоразведочная экспедиция» по существу просит  арбитражный суд пересмотреть решение третейского суда. Между тем при  рассмотрении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное  исполнение решения третейского суда фактические обстоятельства, установленные  третейским судом, не переоцениваются (пункт 20 Информационного письма от  22.12.2005 № 96)» (аналогичное указание помещено и в п. 3 Информационного  письма № 156). 

В российской судебной практике есть и другие примеры, когда компании пытались  оспорить арбитражное соглашение в государственных судах. Так, между ООО «Восход»  (далее - Общество) и компанией RUAL TRADE LIMITED (далее - Компания) был  заключен договор, в соответствии с которым Общество приняло на себя обязательства по  приему, организации перевалок, перевозок и осуществлению транспортной экспедиции  экспортных грузов Компании. Пунктом 6.1 названного договора стороны предусмотрели  арбитражную оговорку, в соответствии с которой споры, разногласия, возникшие в ходе  исполнения этого договора, подлежали рассмотрению в МКАС при ТПП РФ в  соответствии с его регламентом. После этого Общество обратилось в Арбитражный суд  г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к Компании об изменении  договора в части подсудности споров, связанных с исполнением данного договора.

В иске было отказано. Поддерживая Постановление  кассационной инстанции, судьи ВАС РФ изложили суть проблемы следующим образом:  «…основной вопрос, подлежащий разрешению в рамках настоящего дела,  состоит  в  установлении  компетенции  арбитражных  судов  по  оценке  действительности арбитражной оговорки.  Разрешая данный вопрос, необходимо принять во внимание, что обращение с  заявлением об оспаривании компетенции третейского суда возможно только в  порядке, установленном статьей 235 Арбитражного процессуального кодекса  Российской Федерации.  В соответствии с указанной статьей Кодекса, в случаях, предусмотренных  международным договором Российской Федерации и Федеральным Законом, любая  сторона третейского разбирательства может обратиться в арбитражный суд с  заявлением об отмене постановления третейского суда предварительного характера о  наличии у него компетенции.

Такая возможность установлена в пункте 3 статьи 16  Закона Российской Федерации «О международном коммерческом арбитраже».  Соответственно, рассмотрение заявления по вопросу о компетенции  третейского суда возможно только после предварительного решения третейского  суда о наличии у него компетенции.  Представленные материалы свидетельствуют, что заявитель не обращался в  третейский суд за разрешением предварительного вопроса о наличии у последнего  компетенции.  При таких обстоятельствах непосредственное оспаривание арбитражной  оговорки в арбитражном суде при отсутствии вынесенного третейским судом  решения о наличии у него компетенции с учетом положений части 1 статьи 235  Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и пункта 3 статьи 16  закона «О международном коммерческом арбитраже» не допускается».  Этот судебный акт в наибольшей степени отражает понимание российскими  судами принципа «компетенции компетенции», закрепляющего преимущественное право  именно арбитров международного коммерческого арбитража на разрешение вопроса о  наличии у них юрисдикции по разрешению вынесенного на их рассмотрение спора. Этот  принцип является полезным добавлением к принципу автономности арбитражного  соглашения, также закрепленном в п. 1 ст. 16 Закона о МКА.

Выдающиеся специалисты Фушар, Гайар и Голдман в своем классическом труде,  опубликованном в 1999 г., так разъясняют взаимодействие принципа автономности  арбитражного соглашения и принципа «компетенции компетенции»:  «Принцип автономности [арбитражного соглашения. - Б.К.] является,  несомненно, первой стадией процесса, в результате чего арбитры могут вынести  суждение о собственной компетенции. Именно благодаря автономности  арбитражного соглашения любой аргумент против действительности основного  договора не будет иметь прямого влияния на арбитражное соглашение и,  следовательно, на юрисдикцию арбитража. Такая автономность позволяет  арбитрам  рассматривать  юрисдикционные  возражения,  основанные  на  утверждении о недействительности оспариваемого контракта. В такой ситуации  автономность арбитражного соглашения и правило «компетенции компетенции»  взаимно накладываются и поддерживают друг друга».


Международный суд Иные услуги Практика
Наши цены Вас приятно удивят: подача иска в суд всего 8 500 рублей.
Консультация по любым вопросам абсолютно бесплатно!
Более 1 200 лет назад люди придумали цивилизованный способ разрешения споров, избегая насилия и варварства, защищая свои права и интересы, вот и по сей день институт правосудия становится все более актуальным.

Юристы нашего Центра накопили значительный опыт в разрешении проблем российского и зарубежного правового характера, всегда готовы помочь Вам в этом.
Отзывы и предложения ...