На главную Консультация Подать иск Подать жалобу Выезд юриста Форум
Регистрация ООО Регистрация ЗАО Регистрация АО Регистрация ИП Иностранное ЮЛ
Работа юристам О компании Контакты Карта сайта
ОБЩЕРОССИЙСКИЙ  ЦЕНТР  ПРАВОВОЙ  ПОДДЕРЖКИ



Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
Общероссийский центр правовой поддерки
Россия / Москва
Арбитражное соглашение ( Арбитражная / Третейская оговорка ) Подробно:
Распространение действия арбитражного соглашения на лиц, которые его не  подписывали.
Чаще всего вопрос о распространении действия арбитражного соглашения на лиц,  которые его не подписывали, встает в случае цессии прав по договору, содержащему  такое соглашение. Профессор В.А. Мусин полагает, что сохранение за цессионарием прав,  вытекающих из арбитражного соглашения, заключенного контрагентом с цедентом,  следует из смешанной природы такого соглашения, являющегося по своей природе актом  как материального, так и процессуального права. По мнению указанного автора, в случае  сингулярного правопреемства вывод о сохранении силы арбитражного соглашения  должен делаться как раз исходя из процессуальных черт характера арбитражного  соглашения, поскольку процессуальное правопреемство (например, по ст. 48 АПК)  осуществляется независимо от согласия оппонента в возможном споре. 

По своему смыслу договором цессии устанавливается правопреемство в отношении  прав цедента в полном объеме (за исключением вопросов, которые могут быть исключены на основании явно выраженного соглашения между цессионарием и цедентом). Если у  цедента есть право на арбитражное рассмотрение спора, то это право может быть  передано цессионарию, так же как и прочие права по договору в порядке уступки  требования, и никакой специальной фиксации передачи такого права не требуется. В этом  случае действие арбитражного соглашения, заключенного должником с цедентом, будет  распространяться и на отношения должника с цессионарием, и не будут нарушены  требования к форме арбитражного соглашения, предъявляемые в соответствии с  превалирующим в настоящее время широким толкованием п. 2 ст. II Конвенции,  допускающим сохранение за цессионарием права на арбитражное рассмотрение спора на  основании арбитражного соглашения, зафиксированного в договоре между цедентом и  должником. О необходимости законодательного закрепления толкования, направленного  на сохранение в силе арбитражного соглашения в случае цессии по договору, говорилось  в проекте доклада рабочей группы по арбитражу ЮНСИТРАЛ в рамках ее 33-й сессии,  прошедшей в Вене с 20 ноября по 1 декабря 2000 г.

Международная арбитражная практика идет по пути признания сохранения  действительности арбитражного соглашения в случае сингулярного правопреемства118, и  именно так рассуждает Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, неоднократно  указывавший на то, что государственный суд должен оставить иск без рассмотрения при  наличии арбитражного соглашения, даже если договор, в состав которого вошло  арбитражное соглашение, был заключен между другими лицами119. Она вполне  соответствует требованиям, предъявляемым ст. II Конвенции, и практике зарубежных  судов и арбитражей.

Характерным примером сохранения силы арбитражного соглашения в случае  сингулярного правопреемства может послужить дело № 240/2000, рассмотренное МКАС  при ТПП РФ. Оно было связано с договором аренды здания сроком на 20 лет,  заключенным лихтенштейнской фирмой с российской компанией. Российская компания -  арендодатель впоследствии передала свои права на здание российскому банку, а тот в  свою очередь - российскому акционерному обществу. Новый арендодатель поставил  здание под реконструкцию, лишив тем самым арендатора - лихтенштейнскую фирму  возможности извлекать доходы от эксплуатации этого здания в соответствии с договором  аренды. Лихтенштейнская фирма обратилась с иском в МКАС при ТПП РФ. Российское  акционерное общество в своем отзыве на исковое заявление указало на отсутствие у  МКАС при ТПП РФ юрисдикции по рассмотрению данного спора в связи с отсутствием у  истца письменного арбитражного соглашения с ответчиком. Арбитраж признал ссылку на  отсутствие арбитражного соглашения между арендатором и новым арендодателем  необоснованной, отметив, что, приняв на баланс здание, российское акционерное  общество приняло на себя все договорные обязательства по договору аренды, включая и  арбитражную оговорку. Разрешив таким образом вопрос о своей компетенции, МКАС при  ТПП РФ рассмотрел дело по существу. 

Следует обратить внимание на подход шведских судов к вопросу о цессии  прав, вытекающих из арбитражного соглашения. Эти суды, в целом не ставя под  сомнение возможность такой цессии при сингулярном правопреемстве122,  указывают, что в ряде случаев для сохранения силы арбитражного соглашения о  совершении цессии в отношении кредитора следует своевременно (т.е. сразу  после осуществления уступки права) уведомить должника по договору. От этой  ситуации следует отличать случай, когда цедируются права должника - в этом  случае цессионарий безусловно связан арбитражной оговоркой контракта и  кредитора о имевшей место цессии отдельно можно не уведомлять, связано отчасти и с тем, что уступка прав должника по договору, как правило,  требует предварительного согласия кредитора.  От проблемы сохранения действительности арбитражного соглашения при  сингулярном правопреемстве следует отличать вопрос перехода арбитражной оговорки в  силу универсального правопреемства. В этом случае сама возможность оспаривания  действительности арбитражного соглашения представляется весьма сомнительной, так  как, несмотря на произошедшую реорганизацию, сторона по арбитражному соглашению,  во-первых, сохраняет свой статус юридического лица и, во-вторых, сохраняет права и  обязанности по всем сделкам, заключенным ею до реорганизации. Поэтому ссылки на  реорганизацию лица, подписавшего арбитражное соглашение, со стороны его  правопреемника, как правило, не принимаются во внимание в качестве препятствия к  арбитражному рассмотрению внешнеэкономического спора. 

Аналогичными соображениями руководствовался Президиум Верховного Суда  Российской Федерации при рассмотрении иска АО «СРВ Терясбетони» (Финляндия)  против  государственного  предприятия  «Внешнеэкономическое  объединение  "Внешстройимпорт"»: суд пришел к выводу о том, что, поскольку истец является  универсальным правопреемником фирмы, подписавшей первоначальное арбитражное  соглашение с ответчиком, постольку это арбитражное соглашение сохраняет свою силу. В  этом же решении Президиум разъяснил, что «самостоятельный характер арбитражного  соглашения» не препятствует методу его фиксации путем ссылки на документ, в котором  содержалось арбитражное соглашение, подписанное правопредшественником истца.  Там, где правопреемство отсутствует, как правило, нет оснований говорить о том,  что включенное в заключенный сторонами контракт арбитражное соглашение связывает  стороны этого контракта обязанностью рассматривать в арбитраже споры с третьими  лицами. Характерным примером может послужить случай из практики МКАС при ТПП  РФ. В деле № 6/2006 (постановление от 27 декабря 2006 г.) исковое заявление было  подано лицом, которое, как это выяснилось в ходе рассмотрения дела, не было стороной,  подписавшей контракт, в который была включена арбитражная оговорка. Впоследствии  лицо, подавшее иск, приобрело право собственности на оборудование, ставшее предметом  контракта, и полагало себя уполномоченным на предъявление иска о недостатках  оборудования, которое было поставлено по контракту. Но ответчик, поставщик  оборудования, не дал своего согласия на участие в деле в качестве истца лица, с которым его не связывала арбитражная оговорка, и поэтому состав арбитража был вынужден  вынести постановление об отсутствии у него компетенции по рассмотрению  предъявленного иска. 

Рассмотрим еще несколько заслуживающих внимания дел из российской судебно- арбитражной практики. В государственный арбитражный суд обратилась с иском  компания, которая требовала взыскать денежную сумму с ответчика, являвшегося  заказчиком по договору подряда, заключенного с истцом другим лицом. Ответчик со  ссылкой на п. 5 ч. 1 ст. 148 АПК просил оставить иск без рассмотрения, ссылаясь на то,  что между ним и истцом наличествует арбитражное соглашение о рассмотрении всех  споров во МКАС при ТПП РФ.   По мнению истца, ответчик не имел права ссылаться на арбитражную оговорку, так  как он стал подрядчиком только на основании цессии, а первоначальной стороной  арбитражного соглашения (и подрядчиком по договору подряда) было другое лицо. Суды  с этим не согласились, указав, что поскольку согласно тексту дополнительного  соглашения  об  осуществлении  цессии  оно  является  неотъемлемой  частью  первоначального договора подряда, постольку цессионарий имеет право ссылаться на  включенную в этот договор арбитражную оговорку126.  Помимо цессии и универсального правопреемства, в западной литературе  выделяется еще несколько случаев, когда арбитражное соглашение, подписанное  одним лицом, может быть использовано в качестве процессуального основания  для подачи в международный арбитраж иска к другому лицу. Известный  голландский специалист Бернар Анотьо выделяет еще восемь таких случаев,  включая такие правовые конструкции, как alter ego или piercing of the corporate veil,  estoppel, consent or conduct as an expression of implied consent, и ряд других.

В  российской судебной практике таких дел пока не было, но для юристов российских  компаний, создающих многочисленные оффшорные структуры с целью  минимизации корпоративных рисков по сделкам, сведения о такой практике  западно-европейских судов могут оказаться весьма полезными.

Международный суд Иные услуги Практика
Наши цены Вас приятно удивят: подача иска в суд всего 8 500 рублей.
Консультация по любым вопросам абсолютно бесплатно!
Более 1 200 лет назад люди придумали цивилизованный способ разрешения споров, избегая насилия и варварства, защищая свои права и интересы, вот и по сей день институт правосудия становится все более актуальным.

Юристы нашего Центра накопили значительный опыт в разрешении проблем российского и зарубежного правового характера, всегда готовы помочь Вам в этом.
Отзывы и предложения ...